Адская солянка Мюллера: в деле о вмешательстве в выборы президента США нашли украинский след

Американский суд отказал российской компании «Конкорд менеджмент и консалтинг», обвиняемой в заговоре против США и влиянии на президентские выборы в 2016 году, в предоставлении доказательной базы по делу. В распоряжении суда утверждается, что «Конкорд» якобы не предоставил значимых прецедентов, которые могли бы лечь в основу претензий к спецпрокурору Роберта Мюллеру. Адвокаты компании из РФ пытались обвинить последнего в избирательном правосудии, основанном на российском происхождении «Конкорда».

Это означает, что американский суд в очередной раз принес в жертву политическим амбициям американского «глубинного государства» 14 поправку к конституции США — лишь бы продолжить и без того провальный процесс над «русскими пропагандистами».

Судилище над «Конкордом»

Дело о «российских пропагандистах» является краеугольным камнем расследования Мюллера: процесс против «Конкорда» остается единственной возможностью для спецпрокурора хоть как-то выполнить негласные указания своих политических кураторов из Демократической партии — любым способом связать Дональда Трампа и русских.

«Конкорд» пытаются обвинить в «заговоре» (англ. conspiracy) с целью обмана американского государства. Однако само определение преступности заговора, который может выражаться множеством различных способов, например в виде тайны личной переписки, подразумевает сокрытие какого-либо настоящего преступления. И тут-то у Мюллера большие проблемы.

«Невозможно объявить заговором попытку договориться со своими друзьями о месте проведения загородного пикника, так как сам пикник не является уголовным преступлением», — пояснил ситуацию американский юрист Адам Милл

Увы, спецпрокурора это никак не смущает: на ложной преступности заговора основана существенная часть его обвинений, выдвинутых против «Конкорда». Мюллер считает, что «российские пропагандисты» использовались командой Трампа для сознательного влияния на результат президентских выборов в США в 2016 году. Хотя в реальности деятельность «Конкорда», а точнее косвенно увязанных с ним акторов в социальных сетях, прямо подпадает под действие 1 поправки к конституции США, которая регламентирует категорический запрет на ограничение свободы слова или печати.

Согласно духу и букве первой поправки, никакие государственные органы США не вправе ограничивать американцев в том, какие новости им смотреть и читать. 

«Если вы не защищаете оскорбительное высказывание, сделанное отвратительными людьми, то у вас вообще нет свободы слова», — так проиллюстрировал Милл свою точку зрения.

Да, деятельность «Конкорда» или увязанных с ним аккаунтов в социальных сетях могла не нравиться кому-то в США, однако она никак не нарушала свободы слова. Отсюда становится очевидным и основной шулерский ход Мюллера против российской фирмы, — попытка обвинить россиян в «воздействии на выборы». Ведь, согласно первой поправке, ситуация видится прямо противоположной: «Мне не важно, что вы говорите, — важно, чтобы вас могли услышать». Как следствие, иностранцы так же, как и граждане США, должны иметь полную свободу слова по любым вопросам — в том числе по чувствительной теме выборов президента США. 

Этот принцип гарантирован на территории Америки всем зданием законов, выстроенным на основании первой поправки. Иначе в самом ближайшем будущем государственные службы США вполне могут начать аналогичные преследования против самих американцев — опираясь уже на прецедент суда над «Конкордом».

Русские, украинские — какая разница?

Проблема с доказательством вины «Конкорда» — не самая сложная задача, которая стоит перед спецпрокурором Мюллером. В конце концов, не исключено, что американский суд в итоге обвинит «Конкорд» в столь чаемом «воздействии на выборы в США», хотя формально, скорее всего, это будет оформлено в виде нарушения положений FARA — закона, регламентирующего регистрацию так называемых «иностранных агентов».

Напомним, этот американский закон требует, чтобы иностранные агенты, представляющие в американской политике зарубежные правительства, физические и юридические лица, раскрывали свои занятия и источники финансирования, проходя регистрацию в Минюсте США. Под политической активностью иностранных агентов понимается деятельность, направленная на изменение позиции федерального правительства Соединенных Штатов или же «любой части населения» по поводу внутренней или внешней политики Вашингтона. Сейчас положения этого закона пытаются использовать против россиян в США. Так, нарушение требований FARA вменяется Марии Бутиной, которая сейчас томится в американских застенках по факту своих контактов с представителями американского истеблишмента, имевших достаточно личный, а вовсе не «подрывной» характер. 

Но основной проблемой Мюллера является совсем иное. Даже если вина «Конкорда» будет подтверждена судом — то как привязать к этому процессу Дональда Трампа? Ведь цель расследования Мюллера — отнюдь не «русские тролли», а действующий президент США, которому вот уже третий год никак не удается вынести импичмент!

Этой части расследования Мюллера посвящен материал в The Washington Post, с неутешительным выводом: единственным «русским следом» в деле Трампа оказалась одна-единственная встреча главы его предвыборного штаба Пола Манафорта, его помощника Рика Гейтса и… Константина Килимника — сотрудника украинского офиса консалтинговой компании Манафорта, прошедшая 2 августа 2016 года в нью-йоркском сигарном клубе «Гранд Гавана».

Слушание суда по данному эпизоду проходило в закрытом режиме, поэтому был опубликован только частичный протокол: спецпрокурор Мюллер утверждал, что раскрытие обсуждаемых вопросов может «подорвать продолжающееся расследование правоохранительных органов». Тем не менее, даже из опубликованных сведений понятно, что с доказательной базой у спецпрокурора — полный провал. 

В частности, попытки утверждать, будто Килимник является «агентом ГРУ» (!), упираются в целый ряд нетипичных эпизодов биографии этого политтехнолога. Известно, например, что Килимник — уроженец украинского города Кривой Рог Днепропетровской области. До последнего времени на Украине оставались родители и брат Килимника, которому из-за его пристрастия к алкоголю деньгами помогал сам Константин.

Нет достоверных сведений и о российском гражданстве Килимника. Известно лишь, что перед распадом СССР, еще с советским паспортом, он поступил в Военный университет МО РФ, который, в числе прочего, готовит и военных переводчиков для структур нынешнего Главного управления Минобороны, по-старинке называемого на Западе «ГРУ». Однако дальнейший путь Килимника ничем не напоминает карьеру профессионального разведчика. 

Скажем, с 1995 по 2005 годы он работал в московском представительстве американского Международного республиканского института. МРИ — это типичная американская НКО, которая декларирует своей целью «развитие демократии» в мире и сейчас ожидаемо угодила в России в список нежелательных организаций, с попутной блокировкой банковских счетов и сайта.

Столь же парадоксальна и последующая биография Килимника: с 2005 года он становится «правой рукой» американского политтехнолога Пола Манафорта. Причем вначале Килимник и Манафорт схлестнулись как противники: в 2004—2005 годах МРИ на Украине работала с представителями «демократической коалиции» — тогдашними лидерами «оранжевых» Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко.

Джентльменский набор: икра, соцопрос, Дерипаска

К апрелю 2005 года Килимник переходит из МРИ в команду Пола Манафорта и начинает работу с Виктором Януковичем. С помощью их совместных условий Янукович стал украинской «птицей-Фениксом»: Партия регионов выиграла парламентские выборы, а ее председатель вначале стал премьером, а потом и президентом Украины. 

При этом никакой «пророссийскости» в действиях команды Манафорта не наблюдалось. Наоборот, вся политическая платформа Януковича выстраивалась вокруг евроинтеграции и перспективы сотрудничества с НАТО. Усилия Манафорта в этом направлении стали достоянием гласности в 2017 году, когда в украинском издании Kyiv Post появилась статья под недвусмысленным названием «Пол Манафорт — неизвестный солдат украинской евроинтеграции». 

Интересна и запись беседы Манафорта, Гейтса и Килимника в «Гранд Гаване», приведенная в материалах суда. Согласно ей, троица обсуждала… черную икру, российского олигарха Олега Дерипаску, американские социологические опросы, проводившиеся в преддверии выборов, а также много разной милой светской белиберды. Что и говорить, достаточные обвинения в «русском следе»! Черная икра рядом с Дерипаской и Трампом — вот она, страшная волосатая рука ГРУ в сигарном клубе посреди Нью-Йорка, «пришитая» к телу украинского политтехнолога!

Неудивительно, что сам Килимник заявил, что встреча в «Гранд Гаване» не имела ничего общего с политикой или американской президентской кампанией. Украинец охарактеризовал их междусобойчик с Манафортом и Гейтсом как «частный визит», в ходе которого он и глава штаба Трампа обсуждали так и не оплаченные Януковичем счета и рассуждали о политической сцене на Украине, сравнивая ее с актуальными тогда американскими выборами.

Эта адская солянка спецпрокурора Мюллера, в которую он пытаются накрошить все, хотя бы отдаленно напоминающее «русскую угрозу», все больше смахивает на фарс. Впрочем, политически целесообразный фарс, который стоящие за ним силы вполне могут и доиграть до конца.

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий