Андрей Савельев: Русская весна еще не закончена

В 16 лет оставить отчий дом и отправиться в самое сердце народных волнений в Крыму, а после уйти на фронт и защищать мирных людей от агрессии незаконного правительства. Это не история бойца Великой Отечественной войны и не сюжет американского блокбастера — это жизнь современного юного парня из Киева, который не смог стерпеть несправедливости по отношению к своему народу. ИА «Новороссия» приводит интервью с ополченцем, самым юным участником обороны Славянска Андреем Савельевым с позывным «Вандал».

ИА «Новороссия»: Сейчас выходит в свет дополнительный тираж Вашей книги «Война в 16. Из кадетов в «диверсанты»». Как считаете, с чем связан ее успех, ведь только в январе был презентован первый тираж? Как вообще пришло решение написать книгу об этих событиях?

Андрей Савельев: Когда мы вышли из Славянска в 2014 году, я приехал в Россию и неоднократно писал личные заметки в разные издания — это были мои воспоминания о войне, о событиях в Крыму, в Киеве. В какой-то момент я понял, что, если не структурирую эти воспоминания в единое целое, то забуду все и нечего будет вспоминать. Так я и принял решение написать книгу.

Моя история начинается с Киева, с того, как я был непосредственным участником и очевидцем событий Антимайдана, был очевидцем «майдана», подготовки и собственно самого госпереворота в стране. Тогда я состоял в организации «Верное Казачество», казаки которой в Киеве, еще до госпереворота, защищали православные храмы, проводили различные митинги за дружбу России, Украины и Белоруссии. После того, как случился переворот, я уехал в Крым, вступил в ополчение и занимался обеспечением безопасности референдума. Уже после того, как прошел референдум, мы уехали в Славянск на помощь местному населению. В составе 52-х бойцов мы зашли туда и взяли под контроль Славянск, Краматорск и окрестные поселки. Мы находились там три месяца под мощными обстрелами, постоянно участвуя в боях. 5 июля 2014 года мы вышли из города.

 

ИА «Новороссия»: Известно, что второй тираж книги несколько отличается от первого. Что там появилось нового?

А.С.: В нем есть дополнения, исправленные неточности, которые были в первом тираже. Есть несколько интервью с участниками боевых событий. Например, одно из этих интервью — это беседа с бойцом 25-й аэромобильной бригады ВСУ, часть которой в апреле 2014 года перешла под наш контроль. Тогда некоторые бойцы записались в ополчение, а некоторые уехали на Украину. Этот боец, как непосредственный участник событий, интересно описывает тот момент, когда они по приказу новой украинской власти пытались захватить город Краматорск. У них была задача не допустить формирования каких-либо повстанческих соединений, но приказ был настолько нечеткий и размытый, что они ездили несколько недель голодные, без какого-либо обеспечения на БМД, исколесили весь Донбасс и не знали, что им точно нужно делать. В итоге они нарвались на краматорчан, которые их окружили и призвали сложить оружие и не воевать против своего народа. Он интересно описывает эту историю, и рассказывает подробно этот случай.

ИА «Новороссия»: Вы зачастую проводите презентации своей книги в кадетских корпусах, военно-патриотических лагерях — как подрастающее поколение реагирует на тему Донбасса? Есть ли отклик?

А. С.: Если сравнивать презентации для взрослых и подростков и детей, то это, безусловно, два разных мира. Перед взрослыми выступать интересно — они задают более содержательные и глубокие вопросы, но, когда я выступаю перед молодёжью, я получаю огромную отдачу. Я понимаю, что могу донести что-то полезное молодому поколению и тем более, что они всегда очень заинтересовано к этому всему относятся, особенно дети от 10 до 16 лет. Такие ребята еще не искушённые современными различными благами, иногда и нетрадиционными, которые сейчас у нас превалируют у молодёжи: крашенные волосы, наркотики, поп и рэп культура, вносящие в их молодые организмы деструктив. Они очень внимательно слушают, задают грамотные вопросы. Я всегда, когда общаюсь с молодежью (бывает с двадцатью воспитанниками, бывает с сотней), задаю им вопрос о том, связаны ли они как-либо с Украиной, например, есть родственники там или друзья, — большинство всегда поднимают руки. Поэтому, тема эта для них очень близка и, когда я рассказываю о войне на Донбассе, о причинах ее, о том, как карательные батальоны и боевики расстреливают мирные города, то чаще всего они в курсе событий и задают тематически правильные и грамотные вопросы.

Когда я с ними общаюсь, то понимаю, что в этом есть польза. Помимо того, что я им рассказываю о каких-то исторических событиях в хронологической последовательности: о Донбассе, о Киеве, я им также пытаюсь донести насколько важно знать свою историю, насколько важно любить свою Родину и быть патриотами. Ведь мы видим на примере украинских подростков и вообще украинского населения, которое было воспитано на новой лживой истории, к чему приводит незнание своей истории — они не знают своего рода, не знают, что они граждане огромной страны, они начинают бить себя кулаком в грудь и петь гимн какой-то окраины, которую им выдали и сказали, что теперь это их страна. Хотя лет 100 назад никаких таких границ не существовало.

ИА «Новороссия»: А презентации проводите только в России или в Донбассе тоже?

А. С.: До Донбасса я еще, к сожалению, не доехал. Очень хочу провести там презентацию, но на сегодняшний день такой возможности еще не выпало — я сейчас живу в России и для того, чтобы туда поехать, сначала надо там все организовать и подготовиться. Безусловно, я соберусь и отправлюсь туда, если в Донбассе в ближайшее время не начнется никакого откровенного серьезного конфликта как это было ранее. Если будет относительно спокойно, то я приеду как автор книги для презентации, однако, если же опять начнется масштабное вооруженное столкновение, то тогда я снова отправлюсь туда в качестве бойца и медика, кем я и был в Славянске.

ИА «Новороссия»: Насколько было сложно принять решение и отправиться из Киева в Крым, а потом и на войну?

А.С.: В силу моего возраста, а мне тогда было 16 лет, мне кажется, что это не было настолько сложно, как, например, для взрослых мужчин, у которых уже были на тот момент семьи, которые прожили долгую жизнь. Мне, как человеку молодому, я считаю, это было сделать легче.

Сейчас я понимаю, насколько этот шаг был важным в моей жизни и что в принципе, то, что я застал в 16 лет (Киев, Крым и Донбасс) — это были исторические события. Я теперь осознаю, что это был самый важный момент в моей жизни. По крайней мере, на данный момент времени.

ИА «Новороссия»: Как родители отреагировали? Все же 16 лет представляется совсем еще юным возрастом для таких решений.

А.С.: Когда я уезжал, то сказал маме, что не могу мириться с тем, что происходит в Киеве. К тому же все окружение, например, в учебном заведении, было агрессивно настроено по отношению к России, украинская пропаганда давала свои плоды. Разговоры и споры доходили иногда и до драк. Поэтому я не мог там долго находиться и принял решение уехать в Крым. Маме все объяснил, она меня поняла, тем более, что была уверена: я не навсегда уезжаю. Она же не знала, что я пойду на войну. Потом уже, когда я приехал в Донбасс, она узнала об этом и сильно переживала, молилась за меня, но поддерживала все равно. Она моя единомышленница и благодаря именно ей, ее воспитанию я так отношусь к России, хотя и жил на Украине.

ИА «Новороссия»: Как ополчение встретили в Славянске? Как относились к вам местные жители?

А.С.: Если бы там был негатив, то, конечно, ополченцы туда не дошли и долго не продержались бы. То, что ополчение там было 3 месяца и вышло самостоятельно вместе с примкнувшими местными бойцами и другими гражданскими — это красноречиво показывает, насколько высока была поддержка и доверие к нам со стороны населения. Я, как очевидец, видел это все, видел, как нас поддерживали, помогали, как приносили еду, как помогали рыть окопы, как присоединялись к ополчению. Наверное, те, кто отрицательно относился, в первые дни уехали на территории, подконтрольные Киеву. Остальные были за нас и всячески нам помогали. Поэтому мы успешно воевали все три месяца и отбивали атаки украинской армии и боевиков «Правого сектора»* (Организация запрещена в России. — прим.ред.).

Тяжело было от того, что, за то, что они нас поддерживали, им приходилось терпеть постоянные обстрелы — ВСУ систематически наносили удары по мирным, жилым домам. Взаимовыручка очень помогала нам всем, кто находился в Славянске — и военным, и гражданским. Сначала они нам помогали, делились едой, какими-то вещами, а спустя пару месяцев, когда обстрелы усилились и началась гуманитарная катастрофа — не было еды, ополченцы начали сами добывать продукты и делиться с мирными. Они нуждались в нашей защите и помощи, а мы были благодарны им за теплое отношение и поддержку.

ИА «Новороссия»: А каким было отношение к Вам со стороны бойцов? Все-таки многие были значительно старше.

А.С.: В Крыму, когда еще не было боестолкновений и у меня не было еще никакой определенной должности, ко мне относились как к сыну полка. В принципе, всегда на равных, но естественно у меня какая-то субординация была с людьми, которые старше. Потом уже я обучился оказанию первой медицинской помощи и оказывал ее на передовых позициях Славянска и Семеновки, плюс ко всему, к нам постоянно шли новобранцы, которые зачастую вначале не могли собрать автомат Калашникова – мне, в том числе, приходилось обучать их.  Потому что, когда я еще был кадетом в «Верном Казачестве», научился сборке автомата и другим различным военным дисциплинам. Поэтому мне это было знакомо, я знал различные виды вооружения и их обучал. Ко мне относились не как к мальчику, а как к равноправному бойцу, а иногда даже как к более опытному, чем другие новоприбывшие, ведь наши ряды постоянно пополнялись гражданскими. Единственное, что некоторые командиры, может быть, ко мне относились более снисходительно, чем к другим бойцам, прощали какие-то промашки.

ИА «Новороссия»: Есть ли у Вас какое-то воспоминание, связанное с периодом в Славянске, которое ярко отметилось в Вашей памяти и останется с Вами навсегда?

А.С.: Сложно так сразу сказать, потому что в принципе это был очень яркий период во всех смыслах. Очень много острых, хороших и вместе с тем тяжёлых воспоминаний. Но один, я все же озвучу: был такой случай, когда я шел через поселок Семеновка на передовые позиции нашего гарнизона. Был мощный обстрел, который постоянно усиливался и мне приходилось бежать и постоянно пригибаться, падать на землю от разрывающихся рядом снарядов и вдруг… я заметил рядом идущую женщину, которая направлялась тоже в сторону передовых позиций. Она шла спокойно и даже не пригибалась. Эту женщину зовут Людмила, позывной «Дед Мороз» — она привозила нам из Донецка гуманитарку, причём не просто на распределительные пункты в тылу, а непосредственно на передовые позиции. Она направлялась туда и совсем не боялась. У нее там находился сын, который тоже воевал, ее дорогой человек, ее семья оказалась на фронте, и она в свою очередь дома не отсиживалась, а помогала на фронте, рискуя своей жизнью. Я к ней тогда подбежал и начал кричать, чтобы она возвращалась, потому что было очень опасно, но она даже слушать меня не захотела и сказала, что она так регулярно делает и находится постоянно на передовой. Вот такие женщины Донбасса нам помогали. И когда понимаешь, что там живут такие смелые представители слабого пола, то можно быть спокойным за Донбасс, потому что всегда будет кому защищать его. Если даже, не дай Бог, не останется мужчин, то всегда найдутся такие женщины, которые не отдадут и пяди родной земли.

ИА «Новороссия»: Оглядываясь на 2014 год, есть что-то, о чем сегодня жалеете?

А.С.: К счастью, я ни о чем не сожалею и всегда подчеркиваю, и в книге описывал, что все решения, которые я принимал по поводу Крыма и Донбасса — были осознанными. Нас на добровольной основе всех опрашивали, хотим ли мы поехать, хотим ли участвовать, предупреждали, что будет полноценная война – я не раздумывая соглашался и понимаю, что это были самые правильные решения. Если бы я, не дай Бог, принял бы не эти решения, поступил бы как-то по-другому, я бы очень сейчас сожалел, что не смог, не решился и так далее. А сейчас мне не о чем сожалеть — мои решения принимались осознанно.

ИА «Новороссия»: Завершая нашу беседу, хотелось бы услышать Ваше мнение о приходе нового президента Украины к власти? Считаете ли Вы, что что-либо изменится? Предполагаете ли возможность возвращения Донбасса в состав Украины при каких-то определенных условиях?

А.С.: Приход Зеленского к власти не поменяет ничего кардинально в лучшую сторону. Не важно, что сменился президент — проектом «Украина» продолжают руководить те же, кто руководил до этого. Может только пару кабинетов сменились. Кроме того, за ним стоит Коломойский, который один из первых создавал карательные батальоны и кормил их.

По поводу того, чтобы вернуть Донбасс в Украину — это вообще невозможно и нереально. Если кто-то до сих пор пытается впихнуть невпихуемое, то у него ничего не получится. Это физически нереально. Если кто-то попытается такое провернуть – в Донбассе огромное количество вооруженных людей, которые, если поймут, что получили приказ, который может навредить народу Донбасса — они не будут его выполнять. Я более чем уверен в этом. Так же, если будет атака и попытка со стороны Украины захватить ДНР или ЛНР — бойцы не позволят этого сделать.

Если вернуть Донбасс в состав Украины, то встает вопрос — за что воевали люди и отдавали свои жизни? Я считаю, что такого не произойдет.

Война в Донбасс не напрасна, она показала кто есть кто, и дала окончательно пробудиться русскому народу. Это можно было наблюдать по потоку добровольцев, которые приезжали десятками тысяч помогать своим братьям. В России добровольческое движение самое массовое и с более полной отдачей, чем где-либо еще. И сейчас, когда перемирие, эти люди пока в России, но будьте уверены, когда начнется новый масштабный виток войны — они тотчас будут в Донбассе. Русская Весна еще не закончилась!

#новостиновороссии

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий