«Атака ВСУ захлебнулась»: ополченцы Донбасса рассказали о жутких боях за донецкий аэропорт

Эксклюзив Новостного агентства «Харьков»

Женское общежитие при Свято-Иверском монастыре стало одним из форпостов ополчения ДНР в период сражений с ВСУ за донецкий аэропорт им. Прокофьева. Сегодня от здания остались руины, но именно здесь горстка защитников позиции под названием Трешка навеки вписала свои имена в книгу героев ДНР.

Подписывайтесь на нашу группу ВКонтактеTwitterTelegram, а также блог Дзен.

 

Последний бой – он трудный самый…

Ключевой эпизод битвы за Трешку состоялся 17 января 2015 года. Судьба киевских подразделений на руинах аэропорта была предопределена, но просто так сдаваться они не спешили. На январь 15-го года донецкий аэропорт уже стал одним из главных символов войны и активно использовался украинскими СМИ для пропаганды. Силовики и добробаты, находившиеся в аэропорту, были окрещены «киборгами», а их пребывание на позициях сравнивали с битвой за Сталинград.

Кроме того, украинское командование готово было держать аэропорт, не считаясь с потерями. Контроль над воздушной гаванью давал прямой выход на Донецк и возможность наносить прицельные удары практически по всем районам столицы республики, а также осуществлять корректировку огня.

«К началу 2015 года под контролем ВСУ была диспетчерская вышка, пожарная часть и новый терминал. 13 января диспетчерскую вышку удалось завалить. Она имела огромное значение для построения обороны: с нее хорошо просматривалась как территория аэропорта, так и вся прилегающая территория. Это был идеальный корректировочный пункт», — описывает обстановку начала января 2015 года участник боев за аэропорт с позывным Фельдшер.

Боец отряда «Суть времени» из батальона «Восток» окидывает взглядом то, что пять лет назад было полем битвы. Впереди – руины аэропорта, из-за деревьев виднеется остов диспетчерской вышки, а за спиной – та самая Трешка. Мы стоим на насыпи, которая в те дни стала естественной защитой для  защитников Трешки. Именно в этот холм уперлись украинские танки, не сумевшие преодолеть преграду, а пехотные атаки ВСУ и нацбатов захлебнулись из-за плотного огня ополченцев.

Как вспоминает Фельдшер, основная часть битвы за аэропорт началась 13 января 2015 года. Именно тогда рухнула под плотным огнем ополченцев диспетчерская вышка, на которой находился наблюдательный пункт украинских силовиков. ВСУ потеряли стратегическую точку, позволявшую контролировать передвижения защитников республики. Начался штурм.

«После 13 января, после того как вышку завалили, бойцы подразделений «Пятнашка», «Спарта» и «Сомали» приступили к штурму нового терминала», — вспоминает Фельдшер.

Однако, даже когда стало понятно, что аэропорт с минуты на минуту перейдет под контроль ополченцев, в Киеве еще думали, как удержать позиции…

Преломить ход боев любой ценой

17 января 2015 года подразделения «Спарты» проводили зачистку нового терминала донецкого аэропорта. Украинские бойцы уже не могли предпринять каких-либо серьезных действий, потому решились на лобовую атаку. Времени на военную хитрость не оставалось, расчет был на то, чтобы задавить ополченцев числом и техникой и переломить ход сражения.

В тот же день на позиции ВСУ прибыл начальник генштаба украинской армии Виктор Муженко, под непосредственным руководством которого началась подготовка к решающему удару. 17 января практически все украинские телеканалы сделали новостью дня репортажи из так называемой зоны АТО: показывали десятки единиц бронетехники, добровольцев, которые шли «освобождать аэропорт».

«Мы этот аэропорт возьмем! Это наша земля!» — кричал с экранов член «Правого сектора»*, и на Украине верили, что это вот-вот случится.

Верили, но даже не подозревали, что к моменту выхода репортажа на телеэкраны колонна бронетехники, «освободитель» и украинский флаг, который тщательно устанавливали на танк уже несколько часов были уничтожены ополченцами. Но Киев не считался с потерями, аэропорт нужно было удержать. Слишком много о нем было сказано и слишком большие планы на дальнейшее продвижение из него на Донецк построил генштаб ВСУ.

«Вопли о том, что мы здесь самые главные, непобедимые, несгибаемые и отсюда пойдем железной стопой… Это  была пропагандистская накачка. Еще месяца три-четыре потом они рассказывали, что какие-то бои ведутся, хотя аэропорт уже был очищен», — вспоминает участник тех событий с позывным Лом.

Здесь сражались самые смелые

Многие участники боев за донецкий аэропорт отмечают, что это была настоящая битва, так как с обеих сторон сражались добровольцы, то есть люди, которые знали, на что идут, чем рискуют и за что сражаются. Аналогичную мысль высказывает и Лом. По его словам, по обе стороны стояли самые смелые и отчаянные люди, которые не допускали и мысли об отступлении. Ходили слухи, что среди украинских солдат был даже своеобразный конкурс на отправку в донецкий аэропорт, а потому, когда встал вопрос о контрударе, никто не критиковал это решение и не отказался от участия в наступлении.

17 января 2015 года ВСУ и нацбаты начали продвижение по трем направлениям, среди которых была и Трешка, пытаясь деблокировать своих бойцов, еще удерживающих новый терминал. Помимо личного состава, была задействована бронетехника и артиллерия, однако потеря пункта корректировки огня в диспетчерской вышке нанесла украинской армии серьезный удар.

Подписывайтесь на нашу группу ВКонтактеTwitterTelegram, а также блог Дзен.

Фельдшер и Лом показывают лесополосу, из-за которой появился противник. Ополченцы признают, что основания говорить о деблокировке так называемых «киборгов» в новом терминале у репортеров украинских СМИ тогда были. Количество техники и личного состава ВСУ многократно превышало силы защитников Донбасса, однако в стремлении сделать все как можно быстрее киевское командование отказалось от тактического планирования и нивелировало шансы на успех.

 

Атака ВСУ захлебнулась

Думать о том, что удержать Трешку было легко, — непростительная ошибка. Даже атакуя в лоб, ВСУ имели возможность прорваться, а выбить меньше десятка ополченцев из здания для нескольких десятков добробатовцев было бы не так сложно. Но в действие вступило то, что Фельдшер называет «божьим промыслом». Высокая насыпь стала непреодолимым препятствием для украинских танков. Крутой склон с одной стороны и глубокий ров с другой остановили движение бронетехники, и преодолеть препятствие без предварительной подготовки местности было невозможно.

По словам ополченца, вряд ли кто-то из сделавших насыпь мог предположить, что спустя время она остановит вражеские танки. Но именно земляной вал заставил технику остановиться и вести огонь только по верхним этажам Трешки — ниже орудия бронетехники не могли достать. Благодаря этому после разрушения третьего этажа оставшиеся защитники Трешки смогли занять оборону на первом, не потеряв контроль над направлением киевской атаки, но скрывшись от крупнокалиберных снарядов.

Украинские же солдаты оказались зажаты в огневом полукольце: с одной стороны их сдерживали огнем бойцы на Трешке, с другой стороны обстреливали подоспевшие из близлежащего поселка Веселое ополченцы с АГС, а с третьей поддерживали бойцы «Спарты». Атака ВСУ захлебнулась.

Аэропорт стал началом конца

Потеря Киевом донецкого аэропорта вскрыла массу проблем внутри украинской армии. Провал попытки деблокировки «киборгов» 17 января эти проблемы еще более оголил и дал четкое осознание: решить вопрос по щелчку пальцев, как грозились сделать киевские генералы и командиры добробатов, не получится.

«Лопнул очередной мыльный пузырь, который показывал всему миру, что здесь отличная армия, которая горит желанием раздавить «супостата».  А оказалось…» — говорит Лом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Создателей мерзких консервов с «кусочками сепаров» жестко поставили на место

На Украине в те дни еще не подозревали, что вслед за поражением в аэропорту последует еще один разгром ВСУ, уже в Дебальцево. Впрочем, к этому все постепенно шло. Стало понятно, что обстреливать жилые дома и сражаться с ополченцами в открытом бою – разные вещи. Так случилось тогда, и так остается по сей день.

«Идейные члены добробатов тоже сдали назад, потому что поняли, что здесь нужно не просто махать флагами… На данный момент Украина не может ничего сделать с нами, и не сделает», — добавляет участник сражения за аэропорт.

Сегодня на территории воздушной гавани, ставшей пять лет назад полем боя, затишье. Время от времени раздаются отдаленные выстрелы, но это невозможно сравнивать с событиями начала 2015 года. Память о тех днях хранит каждый камень, каждый клочок земли. Спустя пять лет в зимней тишине можно только остановиться и помолчать, вспоминая тех, кто отдал жизни на этих рубежах, но не сделал ни шагу назад…

 

Георгий Медведев