«Брексит раздора»: почему Брюссель не хочет отпускать Лондон из крепких лап ЕС

Все ближе дата, после которой единая Европа уже совершенно точно не будет прежней. Через неделю наступает день, на который назначен «Брексит». И чем ближе 29 марта 2019 года, тем острее становится атмосфера. Внешне накал этот происходит вокруг того, по какому сценарию произойдет этот выход Великобритании из Евросоюза: «мягкому» (не ведущему к разрыву основных экономических связей Британии с континентом) и «жесткому» (означающему полный разрыв и начало фактической изоляции страны от материковой части Европы).

Справедливости ради стоит сказать, что у «жесткого» варианта тоже есть плюсы — к примеру, он полностью развяжет Великобритании руки в вопросах внешней торговли и иных форм внешнеэкономического сотрудничества, а так же внутреннего развития. Однако последствия его могут быть очень тяжелыми: уже сейчас в аптеках страны обозначается дефицит некоторых видов лекарств, а легендарные британские университеты и колледжи начинают ощущать недостаток иностранных студентов, которых отпугивает неопределенность в статусе их дипломов после «Брексита».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группу ВКонтакте и блог Дзен.         

Для «мягкого» выхода необходимо заключение т.н. «сделки» между Великобританией и ЕС. Однако условия, диктуемые Евросоюзом, сводят на нет многое из того, ради чего затевался «Брексит». Брюссель, к примеру, требует сохранения нынешней либеральной политики в области миграции и перемещения рабочей силы.

Компромисс, достигнутый на переговорах между представителями ЕС и правительством Терезы Мэй еще перед Новым Годом, оказался настолько неубедительным, что палата общин британского парламента отказалась утверждать условия сделки, в результате чего к «Брекситу» страна подходит с перспективой «жесткого» выхода.

Отсрочка для Лондона 

22 марта Евросоюз согласился дать Британии отсрочку на два месяца — провести «Брексит» 22 мая. Правда, изначально Тереза Мэй просила отложить «выход» до 30 июня, но по техническим причинам это оказалось невозможно: определиться с выходом необходимо до выборов в Европарламент, которые пройдут 23 мая, а если до этого времени «Брексит» не состоится, то ситуация станет крайне двусмысленной — не вполне понятно, участвуют британцы в этих выборах, или нет.

На первый взгляд, Евросоюз в данной ситуации поступил вполне лояльно и пошел навстречу Лондону. Но это только на первый взгляд. Фактически, Брюссель сейчас ведет себя по отношению в Великобритании в качестве представителя организованной преступности, выколачиваю карточные долги.

Сегодня это особо заметно. Ведь отсрочка на два месяца была дана не просто так: Британии было выставлено жесткое условие — в течение недели ее парламент должен одобрить «сделку», причем, на тех условиях, которые продиктовала Еврокомиссия. Если «Корона» на это не пойдет, отсрочка британцам дается не на два месяца, а на две недели — до 12 апреля. И это отнюдь не издевательство над почти загнанным в угол Лондоном. ЕС действует очень прагматично и хладнокровно, в определенных кругах это называют «постановкой на счетчик» — когда каждый день непринятия кабальных условий будет обходиться Лондону все дороже.

Но почему Евросоюз проявляет такую подчеркнутую жесткость? Что ж, тому есть очень четкая причина. Дело в том, что главный выгодоприобретатель и однозначный лидер Евросоюза — Германия, которая прекрасно понимает, что выход Великобритании из неформально руководимого ею квазигосударства вне всякого сомнения повлечет за собой необратимые последствия.

Германия знает, что глава второй по популярности партии ее ближайшей соседки Франции Марин Ле Пен очень внимательно наблюдает за тем, что происходит в Лондоне, и в ее политическом лексиконе периодически звучит слово «Фрексит» (значение которого, я думаю, озвучивать не надо). А ещё Германии прекрасно известно, что ближайшие союзники Марин Ле Пен — умеренно правая итальянская «Лига севера» (уже входящая в правительство) и неумеренно правые «Шведские демократы» (которые в правительство вот-вот войдут)  периодически говорят о том же самом. И это только авангард.

Атака Евросоюза

А что будет в том случае, если Великобритании удастся выйти из Евросоюза успешно? Кто еще захочет того же? И решение здесь очевидно: если «Брексит» предотвратить не получится (а на это так же брошены весьма существенные силы), то необходимо сделать так, чтобы Великобритания заплатила за него очень дорого. Максимально дорого. Настолько дорого, чтобы даже мысль о чем-то подобном больше не закралась в голову никому из оставшихся. Поэтому можно понять, почему ЕС оказывает такое жесткое давление на Лондон.

Однако в самой Великобритании все еще сложнее. Ее политический истеблишмент и рад был бы вовсе свернуть «Брексит», однако внутренняя ситуация такова, что даже отсрочка на два месяца может повлечь за собой совершенно непредсказуемые последствия. Раскол в британском обществе, по общему признанию, достиг глубины, максимальной более чем за сто лет. Страна терпит внутренний экономический крах. И одним из главных виноватых за это британским общественным мнением был назначен Евросоюз.

Поэтому положение у правительства Терезы Мэй во всех отношениях безвыходное. Не исключено, что британский парламент, в целях сохранения собственного рейтинга в глазах избирателей, вновь откажется утверждать «сделку», переложив всю ответственность на правительство. А уж как поступит оно — сказать трудно. На словах Тереза Мэй выступает категорически против жесткого «выхода без сделки». Но есть вопрос: что она предпримет на деле, будучи загнанной в угол?

Сейчас можно сказать только одно: европейская игра становится все более жесткой и напряженной, а ставки в ней растут каждый день. Каков будет ее результат, станет ясно уже очень скоро.

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий