Будут мгновенно уничтожены: черноморский щит России не пробить ни одному кораблю НАТО



Первый месяц 2019 года ознаменовался визитом в Черное море эсминца USS Donald Cook (DDG 75) с управляемым ракетным оружием на борту. Вряд ли у кого-то этот поход американского эсминца УРО вызвал удивление. В конце концов, появление кораблей ВМФ США в черноморской акватории стало уже обыденностью. 

Так, например, относительно недавно «для укрепления безопасности и стабильности в Европе», а также «демонстрации свободы мореходства» в румынскую Констанцу наведывался десантный корабль-док USS Fort McHenry (LSD-43). 

Скорее, вызывает удивление та реакция на появление в Черном море американских кораблей, которую проявляет определенная часть иностранной, да и российской общественности. Она, как правило, заключается в озвучивания мантры про то, что всего один американский ракетный эсминец способен уничтожить весь российский Черноморский флот и большую часть военной инфраструктуры в Крыму. 

Почему? «Потому что у эсминца типа «Арли Берк» — 29 носовых и 61 кормовая ячейки для ракет. Они кааааак бахнут!..» — и ритуальное многозначительное закатывание глаз до, так сказать, контрольного щелчка. 

То, что USS Donald Cook, оснащенный комплексом «Иджис» и являющийся компонентом системы ПРО, наведывается в Черное море совсем не с целью «бахнуть» по ЧФ и Крыму, при этом упрямо остается за кадром.

Чистой воды профанация, конечно. Но профанация популярная. В силу этого Федеральное агентство новостей решило разобраться, чем располагает Россия для отражения военной угрозы со стороны Черного моря.

Более 50 «Калибров» в залпе

Собственно, с моря и начнем. Точнее — с Черноморского флота. В связи с последствиями «лихих девяностых», он до сих пор находится не в самой лучшей форме. Тем не менее, ему вполне есть чем, фигурально выражаясь, дать сдачи. 

Посмотрим на 30-ю дивизию надводных кораблей. В ней сейчас числится 8 вымпелов, из которых реальную боевую ценность, как ударные корабли, имеют 4. Это тройка новейших фрегатов проекта 11356, несущих универсальный корабельный стрельбовый комплекс с «Калибрами». А также, по иронии судьбы, последний из знаменитой серии «поющих фрегатов» проекта 61 сторожевой корабль «Сметливый», вступивший в строй еще в 1969 году, но получивший в начале 2000-х комплекс «Уран» с противокорабельными ракетами Х-35.

Увы, остальные 4 вымпела 30-й дивизии — вне игры. У БПК «Керчь» в 2014 году выгорело кормовое машинное отделение. Дальнобойность УРПК-5 «Раструб» у СКР «Ладный» и «Пытливый» явно недостаточна, чтобы использовать эти сторожевики как ударные корабли в современных реалиях морской войны. Ну, а знаменитый флагман Черноморского флота ракетный крейсер проекта 1164 «Москва» который год стоит без хода, то ли ремонтируясь, то ли нет. 

Далее в нашем списке — 11 вымпелов 41-й бригады ракетных катеров, наибольшую ценность из которых представляет пара новейших МРК проекта 21631, несущих «Калибры». Из оставшихся 9 вычеркиваем один из ракетных кораблей на воздушной подушке проекта 1239, находящийся в затяжном ремонте. 

Остаются: 1 РКВП проекта 1239 с ПКР «Москит», 2 МРК проекта 12341 с «Малахитами», 4 больших ракетных катера проекта 12341 с «Москитами» и 1 большой ракетный катер проекта 123417 с допотопными «Термитами», использующимися во время учений как воздушные мишени. Последний катер, понятное дело, вычеркиваем. В сухом остатке 41-я бригада имеет в залпе 16 «Калибров» плюс 36 не самых новых, имеющих не особо большую дальность, но достаточно убойных «Москитов» и «Малахитов». 

Переходим к 4-й отдельной бригаде подводных лодок. Приржавевшая к плавдоку «Б-380» проекта 641Б, бывшая «украинка» «Запорожье» проекта 641 и пятый год ремонтирующаяся «Алроса» проекта 877В нас не интересуют. Зато очень симпатично выглядит шестерка новейших дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3, несущих не только торпеды, но и «Калибры». 

С учетом ДЭПЛ проекта 636.3, всего ЧФ имеет в залпе более 50 «Калибров». 

Как не несущие ударного вооружения, за рамками нашего обзора остаются иные вымпелы ЧФ и Береговой охраны Пограничной службы ФСБ России на Черном море. Но при этом следует понимать, что эти корабли и катера вовсе не являются бесполезными. 

Те же БДК способны не только осуществлять десантные операции, но и выполнять роль войсковых транспортов, что они блестяще доказали и продолжают доказывать на линии «Сирийского экспресса». 

Малые противолодочные корабли и тральщики выполняют задачи по охране водного района, а также, вместе с разведывательными кораблями, регулярно осуществляют слежение за кораблями вероятного противника. 

Численность же и состав БОХР ФСБ России на Черноморье — 17 ПСКР и свыше 40 катеров — таковы, что, в случае необходимости, позволяют и без привлечения ЧФ уверенно «загнобить» как ВСУ, так и украинские вымпелы госпогранслужбы.

Не лишним также будет напомнить еще один важный момент. Корабли ЧФ не только обеспечивают свою собственную ПВО, но и усиливают в прибрежной зоне ПВО всего Южного военного округа. То есть, в случае обнаружения тех же «Томагавков», идущих со стороны моря, их будут сбивать не только наземные, но и корабельные ЗРК. 

«Бастионы», «Балы» и остальные

Теперь познакомимся с тем, что угрозе с моря наш ЮВО может противопоставить на суше. 

Прежде всего, это две отдельные береговые ракетно-артиллерийские бригады, развернутые под Севастополем и Анапой. Их дивизионы укомплектованы новейшими мобильными береговыми ракетными комплексами «Бастион-П» и «Бал». У первого сверхзвуковая ПКР «Оникс», по разным данным, имеет дальность в пределах 250—300 км. Дозвуковая маловысотная ПКР Х-35, выпускаемая «Балом», добивает на 120 км. 

ТТХ вышеупомянутых мобильных ракетных комплексов позволяют буквально за пять минут (время, необходимое для развертывания мобильных БРК с марша) запереть Черное море на замок. Это не преувеличение. Например, дислоцируемая под Севастополем береговая ракетно-артиллерийская бригада способна контролировать береговую черту протяженностью 600 км и простреливать Черное море практически до самого Босфора. 

Любой корабль, вошедший через турецкие проливы в Черное море, немедленно попадает в поле зрения загоризонтной РЛС обнаружения воздушных и надводных целей «Монолит-Б», выдающей мобильным БРК данные для стрельбы. Сами же мобильные БРК для вероятного противника неуловимы, так как способны вести стрельбу по противнику на удалении в 10—200 км от береговой черты.

В принципе, одних только «Бастионов-П» и «Балов» достаточно для того, чтобы гарантировать уничтожение любого корабля противника в черноморской акватории. Недаром на Западе крайне высоко оценивают боевой потенциал российских мобильных БРК и считают, что данные системы, наравне с ОТРК «Искандер-М» и ЗРК С-400 «Триумф», играют ключевую роль при создании ВС РФ так называемых Anti-Access/Area Denial зон, или «зон запрета доступа». То есть таких территорий, в которых действия вооруженных сил стран НАТО невозможны ввиду опасности понести неприемлемо высокие потери.

Добавим, что в Крыму ожидается еще и развертывание шахтных стационарных «Бастионов-С».

Впрочем, не только «Бастионы» и «Балы» стерегут на суше Черное море. В составе развернутой под Севастополем отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригады числится дивизион стационарного БРК «Утес», восстановленный российскими специалистами после воссоединения Крыма с Россией. 

В данный момент его устаревшие ПКР 3М44 «Прогресс» используются как воздушные мишени. Но если потребуется, их можно использовать и по прямому назначению. «Прогресс», хотя и был принят на вооружение еще в 1982 году, до сих пор способен на дистанции 460 км (!) «удивить» супостата 560-килограммовой фугасной боевой частью. 

В той же отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригаде, что находится под Анапой, имеется другая «экзотика» — 130-мм артустановки берегового самоходного артиллерийского комплекса А-222 «Берег». Конечно, по дальнобойности «Берег» уступает БРК. Зато «дирижируемые» мобильным центральным постом с системой управления МР-195 «стотридцатки» комплекса способны буквально засыпать снарядами любого приблизившегося к нашему побережью противника. Скорострельность «Берега» достигает 12 выстрелов в минуту. Представьте, что способны сотворить с вражеским кораблем шесть артустановок «Берега» за время короткого артналета!.. 

Маленькая «вишенка на торте». Место дислокации «Берега» прямо намекает на то, что любое плавсредство, решившее без санкции российской стороны приблизиться к Керченскому проливу, является самоубийцей.

Конечно, БРК и береговой самоходный артиллерийский «Берег» имеют соответствующее прикрытие с воздуха. Это зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф», С-300ПМ, «Тор-М2», «Оса-АКМ», зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С» и зенитные пушечно-ракетные «Тунгуска-М1». 

Развернутые в Крыму и на остальной территории ЮВО, они образуют единую глубоко эшелонированную зону ПВО, преодолеть которую очень и очень непросто. Только находящиеся в Крыму четыре дивизиона ЗРК С-400 имеют более полутора сотен зенитных управляемых ракет в залпе. Причем каждая из этих ЗУР имеет зону поражения воздушных целей 27 км по высоте и 250 км по дальности.

«Будут мгновенно уничтожены»

«Под занавес» нельзя не сказать хотя бы пару слов о ВКС. В силу очевидной возможности оперативного наращивания воздушной группировки, действующей в интересах Южного военного округа, говорить о каком-то конкретном количестве военных самолетов, которые могут быть привлечены для уничтожения надводных и воздушных целей в зоне Черного моря, вряд ли приходится. Просто отметим, что аэродромная инфраструктура, расположенная как на «непотопляемом авианосце» Крым, так и в иных районах ЮВО, непрерывно модернизируется. 

Эта инфраструктура способна принять и обеспечить базирование как истребителей-перехватчиков, нацеленных на защиту черноморских рубежей России от массированных атак с воздуха, так и ударных машин (от Су-24М, Су-34, Су-30М2, Су-35 и до Ту-22М3 включительно), способных эффективно «работать» ракетами по надводным целям в акватории Черного моря. Очевидно, что при этом счет ракетам пойдет на сотни. Если же к ним добавить ПКР кораблей и подлодок ЧФ, а также БРК, то…

То становится понятно, какая страна доминирует на Черном море.

Добавим, что ударные и противовоздушные возможности сил ЮВО дополняются внушительным арсеналом как комплексов РЭБ, так и средств космической, радиоэлектронной и воздушной разведок. 

Вот так, очень поверхностно, можно описать современный черноморский щит России. Сказать про него «непробиваемый» было бы профанацией. Поэтому мы используем другой эпитет — «прочный». А также крайне, а то и запредельно затратный, с точки зрения возможных потерь для любого, кто попытается этот щит проломить.

Заметим, что мы сознательно воздержались от упоминания возможности применения Россией по агрессору ядерного оружия. Почему? Потому что, с учетом ненулевой возможности получить в ответ от русских «ядрен-батон», реализация испытания на прочность черноморского щита России сильно сдвигается в область ненаучной фантастики.

Не так давно в Штатах сенатор-республиканец Джон Баррассо призвал американские власти и НАТО в ответ на «российскую агрессию» по отношению к Украине отправить в Черное море побольше натовских кораблей. В ответ на это бывший начальник Главного штаба и первый заместитель Главнокомандующего ВМФ адмирал Валентин Селиванов тактично заметил, что, по всей видимости, Баррассо не очень понимает, о чем говорит.

«Это плохо для них (натовских кораблей — Прим. ФАН) кончится. И если они додумаются вести боевые действия, они будут мгновенно уничтожены», — добавил Селиванов.

Как говорится, исчерпывающе.

Ну, а охать-ахать и закатывать глаза при упоминании очередного американского эсминца можно до бесконечности. В конце концов, каждый человек имеет право на личное хобби. Тем более что на соотношение сил в черноморском регионе охи-ахи никак не влияют. 

#новостиновороссии
Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий