«Денег нет, но вы держитесь»: почему МВФ отказал Украине

Украинская журналистка Наталья Лебедь на страницах «112 Украина» размышляет о том, почему «незалежная» вновь остаётся без помощи Международного валютного фонда (МВФ) и при чём здесь одиозный олигарх Игорь Коломойский.

«Миссия (МВФ) невыполнима» — так можно было бы назвать новый блокбастер и снять его на территории Украины, которую только что покинули эмиссары Международного валютного фонда.

Снимать лучше всего в стиле хоррора, введя в сюжет дефолт и «доллар по 50».

А завязка сюжета такова: представители Фонда мрачно пакуют чемоданы и направляются к трапу самолета, так и не согласовав с украинскими коллегами новую трехлетнюю программу поддержки. И это уже действительно не смешно.

Что должны были дать?

Сотрудничество Украины и Международного валютного фонда в течение последних лет продолжается довольно напряженно. Предпоследняя транзакция от Фонда имела место в апреле 2017 года, и пауза, которая наступила впоследствии, стала очень сильно обременять правительство и государственную казну. Ведь стране крайне нужны были обещанные партнерами 1,9 миллиарда долларов. И не только для того, чтобы обслуживать государственный долг, но и для того, чтобы открыть для Украины возможность получить деньги от других международных кредиторов — Всемирного банка (800 млн долларов) и Евросоюза (500 млн евро) еще до конца 2017 года.

Но в обмен на такую ​​возможность партнеры хотели получить серьезную уступку их требованиям — выравнивание цены газа для населения и промышленности.

Переговоры были длительными и болезненными, и только в конце 2018 года Украина получила 1,4 млрд долларов первого транша по новой программе сотрудничества Stand-By Arrangement (SBA), которую Совет директоров МВФ принял 18 декабря 2018. И это были уже последние поступления от наших партнеров.

Вообще-то, эти 1,4 млрд были лишь частью программы Stand-By, вторая ее половина должна была поступить в мае 2019-го, но она не поступила и уже не поступит, говорит в интервью 112.ua финансовый аналитик Алексей Кущ. Он разъясняет: программы Stand-By является кратковременными, «подъемными» и нынешняя программа в любом случае уже подходит к концу, потому что она была рассчитана на год.

С визитерами же с МВФ должны были договариваться о более долгосрочном сотрудничестве — трехлетнем. Но миссия МВФ пока не будет рекомендовать Совету директоров МВФ заключать с Украиной новую программу кредитования.

Премьер-министр Алексей Гончарук заявляет, что причин «разгонять зраду» нет. «Успокою сразу панику, которая разлетелась в украинских СМИ — переговоры с международными партнерами в активной фазе. Мы начали обсуждение новой 3-летней программы поддержки в рамках механизма расширенного финансирования», — рапортует Гончарук на Фейсбуке. Но там, где для него — активная фаза, для международных партнеров, скорее всего, — просто пауза. Пауза и ожидания того, «исправится» Украина или нет. А исправлять ей следует многое.

Почему не дали?

«Миссия обсудила перспективы и вызовы для украинской экономики в контексте консультаций по Статье IV Устава Фонда. После глубокого экономического кризиса 2014-15 годов украинская власть возродила макроэкономическую стабильность, и экономика снова начала расти. Темпы экономического роста составляют 2,5-3,5%», — говорится в отчете МВФ. Для начала кредиторы Украину хвалят. Но дальше в отчете, подписанном Рон ван Роденом, под чьим руководством миссия посещала Киев, говорится следующее.

«Рост (экономики) сдерживает слабая бизнес-среда, в частности, недостатки в законодательной системе, тотальная коррупция, а также тот факт, что в крупных отраслях экономики доминируют неэффективные государственные предприятия или олигархи, сдерживающие конкуренцию и инвестиции.

Сравнительный анализ в региональном контексте показывает, что наибольшая разница в развитии реформ между Украиной и соседними странами заключается в качестве правовой институциональной системы», — сообщает ван Роден.

Запомним слово «олигархи», к нему мы еще вернемся, а пока — еще пара абзацев из отчета МВФ. Итак, кроме коррупции и тотальной неэффективности, партнерам не нравится в Украине ее налоговая система и система распределения субсидий.

В МВФ добавляют, что Украине нужно проводить разумную фискальную политику для обеспечения приемлемого уровня долга, повышать эффективность и результативность государственных расходов, в частности, в области здравоохранения и образования, а также в сфере поддержки уязвимых групп населения «с помощью четко направленной адресной системы социальной защиты».

Кроме этого, нужна осмотрительная денежно-кредитная политика для замедления инфляции и накопления резервов. Необходимо также минимизировать стоимость ликвидации банков для налогоплательщиков, отмечается в заявлении.

Но все это — официоз, а есть и то, что осталось за кулисами.

Издание «Экономическая правда», ссылаясь на своих инсайдеров, пишет, что, кроме общих тенденций, в МВФ остались недовольными неопределенностью с государственным бюджетом на следующий год.

В Фонде хотят как можно быстрее увидеть тот вариант законопроекта, который после всех внесенных поправок поступит на второе чтение. Еще одна причина отказа в кредите заключается и в неопределенности с ценой на газ. Ожидается, что с 1 мая 2020 цена будет «либерализована», но уверенности в том, что это будет сделано, в МВФ нет.

Эксперты же, с которыми пообщался 112.ua, добавляют к сказанному также и недовольство МВФ тем, как развиваются события вокруг Национального банка Украины.

«На кону еще и ситуация с Нацбанком, который планируют ломать через колено, менять там руководство и превращать НБУ в печатный станок. И в этом случае МВФ, заинтересованный в независимом регуляторе, категорически против подобных вещей», — говорит Алексей Кущ.

И совсем отдельная новелла связана с планами государства «полюбовно» договориться с олигархом Игорем Коломойским, который требует возврата 2 млрд долларов за «экспроприированный» у него «ПриватБанк». Скандал вышел на новые обороты после интервью премьер-министра Алексея Гончарука Financial Times. FT написала о том, что, по словам Гончарука, Киев хочет достичь компромисса с Игорем Коломойским о национализации «ПриватБанка». Позже Гончарук опроверг это заявление, но, очевидно, в МВФ этому уже просто не поверили.

Казус Коломойского

2 миллиарда «отступных» за «ПриватБанк» для Коломойского — это те расходы, которые в МВФ хотят видеть меньше всего.

«В МВФ слишком заботятся о своих средствах, о гарантиях их возвращения. А потому они не станут давать государству средства, чтобы оно выплачивало их кому попало и пускало не на те цели, для которых они предназначены», — говорит в комментариях нашему изданию аналитик агентства MPP Consulting Павел Мельник.

«Программу сотрудничества с МВФ можно было бы продолжать, но один из принципов коррупционной экономики заключается в том, что политические инвестиции должны окупиться финансово. И сейчас те группы влияния, которые делали эти политические инвестиции, фактически блокируют сотрудничество с МВФ, потому что на кону — ситуация с «ПриватБанком». А МВФ категорически против так называемого «нулевого варианта», когда бывшие собственники требуют вернуть 2 миллиарда долларов, а государство хочет примерно столько же — в счет погашенных кредитов. Еще летом озвучивали возможность «нулевого варианта», и премьер-министр совсем недавно заявил о том, что нужно искать компромисс с собственниками, хотя потом и дезавуировал это высказывание. Естественно, что МВФ никогда не согласится на то, чтобы решения на Украине принимались не в интересах государства.

И любая модель подобного взаимозачета автоматически делает наши политические элиты нерукопожатыми. И не только в отношениях с Фондом, но и с другими международными финансовыми кредиторами», — комментирует Алексей Кущ.

Его прогноз состоит в том, что, к сожалению, «частные интересы перевесят государственные», то есть Игорь Валерьевич таки выбьет из нынешней власти свои 2 миллиарда. Последствия такой уступчивости обещают быть плачевными. Потому что переговоры по трехлетней программе сотрудничества «могут быть продлены только в том случае, если ситуация с «ПриватБанком» будет развиваться в правильном направлении и не будет подписан нулевой вариант, а государство вместо этого станет искать способы вернуть деньги, которые были выведены из «ПриватБанка», — говорит Кущ.

Если же этого не произойдет, то «денег не будет на обслуживание внешнего долга, государство вынуждено залезет в золотовалютные резервы, и вообще начнет ломать голову над тем, где найти дополнительные поступления. Обычно в таких случаях в головы министров приходит идея: «А давайте увеличим налоги!» — иронизирует Павел Мельник.

И добавляет: «Знаете, чем отличаются дилетанты от профессионалов? Если профессионал понимает, что ему для решения текущих проблем нужно уменьшить расходы, он их уменьшает. Но при этом рассчитывает, что за счет роста экономики впоследствии получит больше поступлений. Но для этого надо уметь смотреть вперед хотя бы на 2-3 года. Планировать (при правильном подходе) увеличение притока инвестиций, увеличения рабочих мест и т. д. и, соответственно, рост ВВП. Все это даст в итоге и увеличение налогов при низкой их ставке. Но так мыслят профессионалы. Дилетанты же подходят так: «У нас нет денег, а они нужны уже в следующем месяце. Что надо сделать? Надо поднять ставки налогов. То есть на 2-3 года вперед не думает уже никто, а о 10 я вообще не говорю».

Страшно без транша

По мнению же Куща, государство будет выходить из ситуации иным путем. Нехватку средств от МВФ попытаются покрыть не столько за счет налогов, сколько с помощью облигаций внутреннего займа. Деньги от их продажи и пойдут на покрытие процентов внутреннего долга.

«Как мы проходили пиковые выплаты в мае, в отсутствии программы сотрудничества с МВФ, когда программа Stand-By была поставлена на паузу?

Министерство финансов выплачивало текущие долги за счет построения крайне опасной пирамиды облигаций внутреннего займа. Их объем с январских 6 миллиардов вырос до нынешних 100 миллиардов. Эта пирамида еще опаснее любого сотрудничества с МВФ, потому что она — краткосрочная.

Здесь более короткие сроки погашения (3-6 месяцев под 20% годовых) и это создает куда более мощные риски для бюджета. Выход — наращивать эту пирамиду дальше. А делать это чем дальше, тем сложнее. Потому что чем выше пирамида, тем меньше желающих в нее зайти и тем больше жаждущих из нее выйти. Последние, горя желанием забрать свои капиталы, могут ее обрушить», — предсказывает Кущ.

В общем, говорит аналитик, «я всегда был противником долгоиграющего сотрудничества с МВФ. Да, есть позитивный опыт стран, которые использовали кредиты Фонда в период острой фазы экономического кризиса. Это Турция, Южная Корея… Но они проводили быстрые реформы, начинали динамично развиваться, возвращали кредиты и больше к сотрудничеству с Фондом не возвращались.

Украина же десятилетиями сотрудничает с Фондом и напоминает пациента, которого привезли на реанимобиле в больницу, а он упирается и не хочет из него выходить.

Все «протоколы лечения», которые МВФ прописывает своим «пациентам», рассчитаны как раз на острую фазу кризиса, поэтому связаны с жесткой бюджетной дисциплиной, временной десоциализацией государства, то есть резкого сокращения расходов на социальные нужды и т. д. В краткосрочной перспективе, когда нужно жестко экономить и проводить реформы, — это нормально, но когда подобная политика реализуется годами, десятилетиями, это просто приводит к разрушению экономики».

Но, уточняет Кущ, «все негативы сотрудничества с Фондом не означают, что можно просто так взять и выйти из программы взаимодействия с МВФ тогда, когда вздумается. Любую системную программу нужно оканчивать аккуратно, поступательно и самое главное — вовремя. Вот если бы у нас наметился рост в предыдущие годы, когда такая возможность была, и если бы экономика Украины могла аккумулировать достаточно средств для выплаты долгов, тогда можно было бы отказаться от сотрудничества с МВФ. Но ничего этого нет.

Доход для выплаты долгов не генерируется, экономика в расслабленном состоянии и это как раз в тот период — в 2019–2020 гг. — когда у нас пиковые выплаты внешних долгов. Иными словами, если продолжать медицинские аналогии, операция может быть проведена не слишком удачно, но это не означает, что можно взять пациента с операционного стола и, не дошив его, вытолкать на улицу».

Но чуда не произойдет, и МВФ согласится на продолжение сотрудничества при условии устранения всех факторов, которые препятствуют совместной работе сейчас и о которых уже говорилось выше.

«МВФ еще вернется в Украину — хотя бы для того, чтобы получить долги, потому что мы вернули им далеко не все из того, что брали. Кроме того, сегодня — одна власть, а завтра может быть другая. Вероятно, что мы получим полную смену власти, и когда будет понятно, кто станет во главе Кабмина, будет ясно, как скоро приедет к нам миссия МВФ», — говорит Павел Мельник.

Но надеяться на смену власти только для того, чтобы получить очередной транш МВФ — тоже, наверное, не самый продуктивный путь. Тем более, что последствия падения доверия к Украине со стороны международных кредиторов отразятся на украинском государстве и при следующей власти. Тот же Алексей Кущ не исключает угрозы технического дефолта зимой 2020 года, а это означает длительный кризис и для действующих топ-менеджеров, и для их преемников. Не говоря уже о населении Украины, которое, как всегда, будет отдуваться за все кулуарные политические договоренности, заключенные «в верхах».

Читайте также: «Заранее подготовленный ответ»: услышат ли заявление короля Нидерландов по крушению «Боинга» МН17

Наталья Лебедь

admin

Добавить комментарий