Донецкий Бабий Яр: забытая трагедия Великой Отечественной (ФОТО, ВИДЕО)

Весь мир знает о трагедии Бабьего Яра в Киеве, где за годы фашистской оккупации было убито более 150 тысяч человек, но мало кто слышал о «шахте смерти» в Донецке, тогда ещё Сталино.

Немецкая оккупация Сталино продолжалась 700 дней. С 21 октября 1941 года по 8 сентября 1943 года. За время войны население города с 507 тысяч человек уменьшилось до 175 тысяч.

Шурф* шахты № 4/4-бис** стал местом массовой казни гражданского населения немецкими оккупантами. Это второе по массовости место захоронения жертв фашизма после Бабьего Яра.

По разным оценкам, в шурф за годы оккупации были сброшены тела от 75 до 100 тысяч человек.

До начала Великой Отечественной войны шахта находилась в затопленном состоянии. После оккупации Сталино войсками фашистской Германии, немецкими специалистами были обследованы все действующие и законсервированные шахты Донбасса на предмет возможности восстановления и организации добычи каменного угля. Шахта № 4/4 бис была признана непригодной к восстановлению.

Именно поэтому шурф шахты стал использоваться как место казни и захоронения советских граждан. Сюда привозили тела уже убитых людей, казнили и на месте. Есть свидетельства о том, что сбрасывали в шурф и живьём.

Шахта 4/4-бис стала братской могилой для евреев Сталино и окрестностей, подпольщиков, партизан и подозреваемых в связях с ними.

Спастись удавалось единицам. Краеведам хорошо известна история горного инженера Александра Положенцева — его сбросили в шурф живым. Падая, он ухватился за канат и, раскачавшись, перебрался в стенную нишу, в которой спрятался до наступления темноты.
 
Из 365 метров глубины ствола шахты 310 метров были завалены трупами десятков тысяч человек. Ширина шурфа составляет 2,9 метра, длина около 5 метров, конструктивно он поделен на две половины, два полушурфа. В один из них и сбрасывали людей. После того как одного из охранников-полицаев приговорённые к смерти утащили за собой в шурф, было сделано ограждение.

Немецкая рачительность и педантичность требовала рационального использования пространства — поэтому слои тел начали пересыпать каустической содой для уплотнения и утрамбовки.

Это стало одной из причин, почему после освобождения города опознать смогли не более ста пятидесяти человек. Их фотографии сейчас находятся в музее Великой Отечественной войны. Из светлого зала, сделав буквально один шаг, ты попадаешь в шахту, ступая на неверное основание клети. Сверху пробивается свет, на тонких лесках трепещут снимки тех, кого смогли опознать. С фото смотрят детские лица. Раздаётся звук капающей воды.

Ты понимаешь, что находишься в музее, и всё же, когда выходишь обратно в освещенный раз, как будто узел развязывается внутри и становится чуть легче дышать. 75 тысяч человек. Эту цифру невозможно ни осознать, ни представить. Сколько это? Сколько бы шли эти люди, выстроенные в шеренгу? Два часа, три, пять?

Город Сталино заплатил чудовищную цену за освобождение: антифашистское подполье было одним из крупнейших на оккупированных территориях СССР, сопоставимое с одесским.

Отступая в сентябре 1943 года, немцы взорвали шахтный ствол, завалив его остатками производственных зданий и конструкции копра. На глубине около 55 метров образовалась плотная «пробка» из мусора и грунта толщиной несколько метров.

После освобождения пришлось разбирать толстый слой мусора и конструкций, прежде чем получилось добраться до разложившихся тел погибших, находившихся в воде. Останки десятков тысяч человек до сих пор так и покоятся в шурфе.

После войны восстановление шахты 4/4 бис было признано нецелесообразным. Специалисты угольной промышленности приняли решение о разработке угольного пласта этой шахты другими шахтами города.

Сегодня на этом месте мемориал, окружённый типовыми советскими пятиэтажками, рядом — роддом. Сегодня там раздаются только крики появляющихся на свет малышей. Так замкнулся круг жизни.

Всё, что мы можем сегодня, это знать и помнить.

Слушайте! Это мы говорим. Мертвые. Мы.
Слушайте! Это мы говорим. Оттуда. Из тьмы.
Слушайте! Распахните глаза. Слушайте до конца.
Это мы говорим, мертвые. Стучимся в ваши сердца…
Не пугайтесь! Однажды мы вас потревожим во сне.
Над полями свои голоса пронесем в тишине. Мы забыли, как пахнут цветы. Как шумят тополя. Мы и землю забыли. Какой она стала, земля?
Как там птицы? Поют на земле без нас?
Как черешни? Цветут на земле без нас?
Как светлеет река? И летят облака над нами? Без нас.
Мы забыли траву. Мы забыли деревья давно. Нам шагать по земле не дано…

Р. Рождественский, «Реквием», 1962 г.

Другие отметины фашистской оккупации на Донбассе:

Массовые захоронения советских граждан в шахтах Донбасса
г. Макеевка — шахта 4/13 — два шурфа глубиной 95 м заполнены телами — около 30 000 человек.
г. Горловка — шахта «Узловская» — шурф глубиной 108 м — 14 000 человек.
г. Донецк пос. Рутченково — шахта № 19 вентиляционный ствол 60 м — количество погребённых неизвестно.
г. Донецк пос. Рутченково — шахта № 31 Семёновский ствол (пласт А) глубиной 45–50 м — количество погребённых неизвестно.
г. Донецк шурф неустановленной шахты в районе бывшего Рутченковского коксохимического завода — количество погребённых неизвестно.

* Шурф — вертикальная горная выработка квадратного, круглого или прямоугольного сечения, небольшой глубины.

** Для советских шахт была характерна сдвоенная нумерация и приставка «бис» (например, шахта 17-17 бис, шахта 22-4 бис). Сдвоенная нумерация обозначала объединение в одном угледобывающем предприятии двух ранее обособленных, «посаженных» на общее шахтное поле. Приставка «бис» означала дублирование, повторение. Так называли шахту близнеца, клон, заложенную в непосредственной близости от первичного, матричного предприятия.

Читайте также: «Это можно смотреть бесконечно»: опубликованы кадры атаки позиций ВСУ «марсианами» (ВИДЕО)

 

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий