Эпическая битва за Днепр: первая крупная победа Красной Армии в 1944 году

Битва, которая у нас названа Корсунь-Шевченковской наступательной операцией, а на Западе «Черкасским котлом». началась 24 января 1944 года. Несмотря на противоречивые оценки современных историков, это было одно из наиболее масштабных сражений, как при освобождении Правобережной Украины, так и в целом среди сражений Великой Отечественной войны.

Несмотря на неполное уничтожение двух немецких корпусов (из почти 60-ти тысячной вражеской группировки из котла вырвалось несколько тысяч), советское командование назвало результаты Корсунь-Шевченковской операции одной из величайших Побед РККА. В то же время Третий Рейх объявил прорыв уцелевших из окружения солдат также своей победой.

Такое искажение действительности, заложенное пропагандистами Геббельса, сопровождает эту битву до сего дня.

Давайте посмотрим, что же произошло в январе — феврале 1944 года под Корсунью.

В ходе наступления 1-го Украинского фронта (под командованием Ватутина) на Житомир и 2-го Украинского (под командованием Конева) на Кировоград на фронте образовался, так называемый Корсунь — Шевченковский выступ. Советским командованием было принято решение использовать эту удобную конфигурацию, чтобы «срезать» выступающий участок фронта. То есть, ударив под его основание, окружить войска Вермахта и СС, которые держали оборону на этом участке.

Такая задача была поставлена советским военачальникам Ватутину и Коневу 12 января. А 24 января началось полномасштабное наступление советских войск (27 армии и 6 танковой под командованием Ватутина, а также 52 и 53 армий, под командованием Конева). Советские войска буквально сжали немецкую оборону в кольцо, которое окончательно замкнулось 3 февраля 1944 года.

В котле, таким образом, оказалась немецкая группировка численностью почти в 60 тысяч солдат. В ее составе было: два армейских корпуса из шести дивизий (корпусная группа «Б», 88, 57, 72 и 389 пд, СС «Викинг») и бригады СС «Валлония». Кроме артиллерии и тяжелого вооружения, у гитлеровцев было около 70  танков, САУ и штурмовых орудий.

Образовавшийся «котел», где находилась вражеская группировка,  был сжат двумя плотными кольцами – внешним и внутренним. Советским командованием было принято решение разорвать цельную оборону внутри котла на части, расколов его на несколько отдельных очагов, чтобы затем их уничтожить.

Особо ожесточенные бои велись за н.п. Ольшаны, Стеблев и Городище. Безусловно, дивизии Вермахта, составлявшие 80% находящихся в котле войск, не выдержали бы стремительного натиска Красной армии, если бы не штурмовики дивизий СС.

Эссесовцы, в частности, боевики эстонского батальона СС «Нарва» и в меньшей степени эссесовцы «Валлонии» (добровольческая часть из легионеров СС, французы, бельгийцы и прочие) выполняли задачу «заградотрядов» внутри котла. Они также передвигались по всему его периметру, проводя контратаки и пытаясь отбить обратно занятые советскими частями населенные пункты.

Об ожесточенности боев говорит тот факт, что от 389 пехотной дивизии Вермахта осталось не более 200 человек. Усилиями советских частей периметр котла удалось еще больше сузить, и он стал простреливаться вдоль и поперек советской артиллерией.

На помощь окруженным, гитлеровское командование направило командовавшего на тот момент «группой армий Юг» Эриха Манштейна, имевшего в своем распоряжении 20 танковых частей. Такое количество танковых соединений было даже больше, чем было в распоряжении того же Манштейна на Курской дуге летом 1943 года. Поэтому Манштейн самонадеянно решил, что он не только деблокирует группировку в котле под Черкассами, но и сможет окружить две армии Ватутина и полностью их уничтожит.

Танковая группировка Манштейна начала свое наступление, завязав бои на внешнем кольце окружения и имея в составе «Тигры», «Пантеры», значительное количество самоходок «Stug III». Но так и не смогла пробить крепкую оборону советских войск в деревнях Тыновка, Вотылевка и Косяковка. Здесь нужно отдать должное советскому командованию. Оно с помощью стрелковых корпусов смогло создать мощную противотанковую оборону и заставило бронетанковый «кулак» Манштейна увязнуть в борьбе за маленькие деревеньки, которые в ходе боев по несколько раз переходили из рук в руки.

В итоге Манштейн, вынужденный приостановить наступление, после пополнения боеприпасов и горючего, вновь возобновил свои атаки. К исходу 12 февраля гитлеровцам удается занять господствующие высоты на местности, но Конев отдает приказ на проведение мощных контратак силами 20 танкового корпуса и стрелковых частей. Продвижение вражеских войск остановлено.

Тогда Манштейн решает пробить оборону Ватутина, силами  3 танкового корпуса, 1, 16, 17 танковыми дивизиями, усиленными дивизией СС «Лейбштандарт». Действительно, танковые дивизии гитлеровцев  за пол дня прорывают оборону Ватутина и углубляются на глубину 15км, при этом, захватывая переправы через реку Тикич, контратаки Ватутина не имели успеха. Временами район противостояния напоминал «слоеный пирог», в котором непонятно, кто кого окружал, а кто сам находился в окружении

И в этой сложной ситуации, когда советские дивизии ведут трудные бои, сдерживая танки Манштейна, эссесовцы «Викинга» пытаются прорваться из окружения. При помощи пехоты, они наносят неожиданный удар изнутри котла и берут н.п. Шендеровку.

12 февраля Иосиф Сталин раздраженно телеграфировал Жукову: «Прорыв корсуньской группировки противника… в направлении Шендеровки произошел потому, что слабая по своему составу 27-я армия не была своевременно усилена». Затем задача ликвидации окруженного противника была возложена на Конева, ему в подчинение передавалась 27-я армия.

Танки Манштейна тем временем наседают на 57 армию Ватутина и положение становится еще более критическим.

Ставкой спешно отдаются распоряжения по усилению 57 армии дополнительными резервами. Проводится серия мощных контрударов по силам 3 танкового корпуса Манштейна. Дивизия СС «Лейбштандарт» и 389 пехотная получают во фланг мощный удар, отходят назад и не могут больше восстановить свои позиции.

Таким образом, наступление гитлеровцев выдохлось, деблокада не удалась.  Несмотря на имеющиеся очень внушительные силы и танковый кулак, Манштейн не смог прорваться к окруженным.

Позднее он присвоит себе лавры «победителя» и будет рассказывать, какой замечательный прорыв он сделал, и «окруженным оставалось пройти всего буквально два шага ему навстречу». По его словам он не проиграл ни одного сражения, а его послевоенные мемуары так и называются «Утерянные победы».

Тем временем, советские части активно сужают периметр котла до 35 километров. Плотность артиллерийского огня возрастает.

Окруженным гитлеровцам был предъявлен ультиматум за подписями Жукова, Ватутина и Конева. Им обещали жизнь, безопасность, питание, медпомощь и возвращение в Германию после войны. Командующий окруженной немецкой группировкой генерал Вильгельм Штеммерманн ультиматум отклонил и стал готовиться к прорыву, который произошел в ночь на 17 февраля.

Боеспособных солдат в группировке оставалось не больше 42 тысяч, было много раненных. Колонны прорывающихся немцев обстреливали артиллерией, однако прорывающимся на руку была метель и ночь. Эти сложные погодные условия мешали  советской авиации действовать в полную силу и скоординировать атаки по гитлеровским колоннам.

Из  «котла» вышли около 20 тыс. гитлеровцев, включая 2 тыс. раненых. Около 5 тыс. человек погибло или попало в плен при прорыве. Генерал Штеммерман погиб при прорыве. Так и не было установлено, стал ли он жертвой тяжелой контузии от разрыва советской мины или у него просто остановилось сердце. Прорвавшиеся войска потеряли почти все тяжелое вооружение и на длительное время оказались небоеспособными, большинство немецких солдат были истощены и стали «клиентами» госпиталей. Однако сразу же Геббельс объявил на весь мир, что вся группировка вырвалась из котла и это чуть ли не чудо-победа. На самом деле, это было сокрушительное поражение, поскольку прекратило существование два полноценных корпуса гитлеровцев. Пусть даже кто-то из их личного состава и смог вырваться из окружения, но техника и тяжелое вооружение «сгорело» в «котле». А военная промышленность Третьего Рейха уже и так не справлялась с поставками в войска нужного количества вооружений. Итого, немецкие потери составили около 45 тыс. человек, в том числе безвозвратные — 27 тыс.

Советское командование в свою очередь объявило об уничтожении всей гитлеровской группировки, сообщив, что   вышли какие-то жалкие 3 тысячи немецких солдат. Сводки Совинформбюро говорили тогда о 80 тыс. окруженных, из которых 55 тыс. якобы были убиты, а 18 тыс. — взяты в плен, чтобы сохранить миф об уничтожении окруженной гитлеровской группировки. То, что эти данные не соответствуют действительности, было признано в октябре 1957 года, когда на Пленуме ЦК КПСС критиковали маршала Жукова за «бонапартизм».

Потери советских войск в Корсунь-Шевченковской операции составили около 81,2 тыс. убитыми и пропавшими без вести и около 120,6 тыс. ранеными. Прорыв вражеской группировки произошел из-за ряда промахов, допущенных советским командованием. По сути, экстренные меры стали приниматься только в кризисной ситуации, до этого  гитлеровцев  в котле «били как-то лениво и вальяжно», может, хотели избежать лишних потерь в боях с уже «обреченным врагом», но в итоге это обернулось еще большими потерями, и оккупантов из котла ушло много.

Теперь, вспоминая про это сражение и сравнивая потери, говорят, что опять бездарно заваливали немцев своими жертвами. При этом, считая только общие потери РККА и немецкие потери группировки внутри котла, а вот потери людей и техники танковой группировки Манштейна не считают. Не учитывают и того, что советские войска фактически воевали с двумя группировками, с немцами внутри котла и группировкой Манштейна снаружи. Как бы там ни было, но главная задача советских войск в ходе Корсунь-Шевченковской операции была выполнена. Опасный в плане контрнаступления фашистов «выступ» был ликвидирован, и они были уже навсегда отброшены от Днепра.

То есть, окончание этой битвы стало, по большому счету, и фактическим окончанием «битвы за Днепр», когда надежд на реванш с обратным взятием «днепровской твердыни» у Гитлера уже не осталось. С этого момента окончательное освобождение Правобережья Советской Украины стало уже лишь вопросом времени.

Наталья Залевская специально для «ИА Новороссия»

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: