«Это был сущий ад»: Как русский подводник у берегов США спас мир от ядерной катастрофы (ФОТО)

7 апреля Военно-морской флот России отметил День памяти погибших подводников, который был установлен приказом Главнокомандующего ВМФ РФ от 19 декабря 1995 года в память о трагической гибели атомной подводной лодки Краснознаменного Северного флота К‑278 «Комсомолец».

В этот день 30 лет назад атомоход, оснащённый по последнему слову техники и на много лет опережавший своё время, затонул в водах Норвежского моря. Катастрофа «Комсомольца» унесла жизни 42 подводников, в том числе командира корабля Евгения Ванина, все они были посмертно награждены орденом Красного Знамени, а в Никольском морском соборе Санкт-Петербурга была установлена мемориальная доска с именами погибших моряков.

Не менее драматичной была гибель атомной подводной лодки «Курск». Эта катастрофа стала, пожалуй, самым трагичным событием в современной истории российского ВМФ. 12 августа 2000 года во время учений Северного флота в Баренцевом море затонул атомный подводный ракетный крейсер «Курск», став братской могилой для всех 118 членов своего экипажа.

А еще раньше, в октябре 1986 года, матрос Сергей Преминин ценой своей жизни спас мир от ядерной катастрофы.

В Красавино, маленьком городке близ Великого Устюга Вологодской области, хорошо помнят простого русского паренька, подводника Северного флота, о котором написал песню гидроакустик с американской подводной лодки «Аугуста» Ли Стил:

…Любя Отчизну, словно мать,
Он в этот миг не мог не знать,
Что скоро сердце разорвётся,
И жизнь навеки оборвётся.
Но долг свой выполнил сполна.
Спасённый мир — его цена.

В начале октября 1986 года в газете «Правда» промелькнула коротенькая информация о том, что в 100 километрах от Бермудских островов терпит бедствие советская атомная подводная лодка с баллистическими ракетами на борту. Тогда эта информация даже не отложилась в сознании большинства людей — так расплывчато и невнятно она была преподнесена.

И только немногим высокопоставленным офицерам в заполярном поселке Гаджиево, откуда ушла на боевую службу подводная лодка под командованием капитана 2 ранга Игоря Британова, было известно, что кроется за сообщением ТАСС: «…В течение 3–6 октября экипажем нашей лодки, на которой произошла авария, и личным составом подошедших советских кораблей велась борьба за обеспечение ее непотопляемости. Несмотря на предпринятые усилия, подводную лодку спасти не удалось. 6 октября в 11 часов 03 минуты она затонула на большой глубине. Реактор заглушен. По заключению специалистов, возможность ядерного взрыва и радиоактивного заражения среды исключается».

Через несколько дней в базу (флотская терминология, – прим. РВ) прибыл спасённый экипаж К-219 и «сарафанное радио» разнесло по Гаджиево подробности трагедии атомохода, ставшего могилой для матроса Сергея Преминина. В мае 1987 года флотская газета «На страже Заполярья», в которой я тогда служил, опубликовала очерк Володи Аверина «Слово о матросе» и широкая общественность впервые узнала о подвиге вологодского паренька.

…В 480 милях северо-восточнее Бермудских островов около 5 часов 30 минут утра 3 октября 1986 года атомная подводная лодка Северного флота К-219 с 16 ракетами на борту переходила с одной глубины на другую. На глубине 46 метров из-за утечки жидкого ракетного топлива в одной из ракетных шахт произошел взрыв, сорвавший крышку шахты, и пожар. По официальной версии — из-за перепада давления в одну из ракетных шахт (в ней, возможно, были неисправности крышки) попала вода, продавившая корпус ракеты. По другой версии — вода в шахту попала после легкого соприкосновения с американской подводной лодкой, сопровождавшей К-219.

Подводная лодка всплыла в надводное положение, экипаж продолжал борьбу с пожаром. К тому времени в четвертом отсеке, где уровень загазованности во много раз превысил допустимые концентрации, погибли капитан 3 ранга Петрачков, матросы Смаглюк, Харченко.

Короткое замыкание привело к срабатыванию аварийной защиты реактора правого борта, но четыре поглощающие компенсирующие решетки не дошли до нижнего положения, вследствие чего возникла угроза самопроизвольного запуска реактора. Чтобы заглушить реакторы и предотвратить катастрофу, необходимо было войти в отравленный газами, нагретый пожаром и паром реакторный отсек и специальным ключом вручную опустить эти решетки.

Это была тяжёлая физическая работа, поскольку в нечеловеческой жаре направляющие решёток прогнулись. Из моряков, отсеченных аварией в кормовой части лодки, знали, как это можно сделать, командир группы старший лейтенант Николай Беликов и трюмный машинист матрос Сергей Преминин. Они-то и пошли в сущий ад. После того как три из четырех решеток были опущены, Беликов потерял сознание, его вынесли из отсека.

Взяв два последних регенеративных патрона, Преминин с большим трудом спустился к приводу четвертой решетки. За час, прошедший на подготовку к этому последнему спуску, температура в седьмом отсеке поднялась до 80°, одновременно из-за разрыва системы воздуха высокого давления сильно повысилось давление внутри смежных с реакторным отсеков. Очень медленно из последних сил Сергей Преминин вращал рукоятку. Прошло полчаса, прежде чем последняя решетка встала на упоры. Реакторы были заглушены, и второй Чернобыль у берегов Америки удалось предотвратить.

У Сергея еще осталось немного сил, чтобы подняться к переговорному устройству и доложить командиру. Там уже знали, что реакторы заглушены — стрелки приборов лежали на нулях, поэтому Британов приказал Сергею возвращаться в восьмой отсек. Но перепад давления между этими отсеками возрос настолько, что не позволил открыть переборочную дверь.

Попытка выровнять давление окончилась неудачей. После этого командир приказал Преминину стравить избыточное давление из реакторного отсека через вентиляцию коридора правого борта. Для этого Сергею надо было добраться до двух запоров и выдернуть их фиксирующие чеки. Но сил вытащить эти стопоры у Преминина уже не было. Он только мог стучать железкой по переборке, но вскоре стук прекратился. Произошло это 3 октября. А 18 октября Сергею исполнился бы 21 год.

В это время его товарищи в восьмом отсеке безуспешно пытались выжать дверь раздвижным упором. И только когда все сроки работы дыхательного аппарата Преминина давно истекли, в десятом часу вечера по приказу моряки покинули загазованный восьмой отсек.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1987 г. за мужество и отвагу матрос Сергей Преминин был награжден орденом Красной Звезды (посмертно). Еще десять лет ушло на то, чтобы доказать, какой подвиг совершил российский матрос, о котором даже американцы сняли фильм.

Указом Президента Российской Федерации в августе 1997 года за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга, матросу Сергею Преминину было присвоено звание Героя России (посмертно). Он стал первым матросом, которому звание Героя России было присвоено после Великой Отечественной войны.

В школе, где учился Сергей, 22 февраля 1998 года открыт музей. Побывав в нем, я лично убедился с какой любовью хранят земляки память о Сергее. Дина Ивановна Рапакова, директор музея, может часами рассказывать об уроженце деревни Скорняково. Экспонаты музея повествуют и о семье Сергея. А воспитывался он в трудовой семье: отец — Анатолий Ефимович — проработал большую часть жизни в местном совхозе электриком, мать — Валентина Егоровна — на Красавинском льнокомбинате отбельщицей тканей. К сожалению, встретиться с отцом Сергея не удалось: болеет. А вот с мамой, Валентиной Егоровной, встретились, возложили цветы к памятнику Сергею, который возведен в Комсомольском сквер Красавино, зашли в местный храм, где шла панихида по всем погибшим в море…

Школа, в которой находится музей, расположена в трех километрах от деревни, где жил Сергей. Все годы он ежедневно ходил пешком на учебу. С малолетства был приучен к труду. К 15 годам неплохо знал столярное дело, мог самостоятельно поставить сруб. Учившие Сергея педагоги отмечают его скромность и доброжелательность. После окончания восьми классов Сергей поступил в ГПТУ № 4 речного флота в городе Великий Устюг. В 1984 году был призван служить в Военно-Морской Флот. Первоначально прошел подготовку в специальном учебном отряде в Северодвинске. Затем получил назначение на подводный атомный ракетный крейсер Северного флота.

Необычную инициативу, которую подтверждают музейные экспонаты, проявил бывший военно-морской атташе посольства США в России капитан 1 ранга Питер Хутхаузен. Он собрал и направил документы в правительство США для представления Сергея Преминина к медали «Пурпурное сердце», которой с 1782 г. награждают за особые отличия военнослужащих, получивших ранение или погибших на поле брани. К сожалению, пока по этому вопросу нет никакого решения.

В Гаджиево, в средней школе № 276 (в конце семидесятых годов прошлого века я жил рядом), ныне располагается городской центр творчества и досуга. Есть там и небольшой музей Героя России Сергея Преминина. У входа в школу установлен и памятник матросу, в городе есть сквер имени Преминина.

Местная писательница Елена Леонова написала книгу «Четырнадцать прикосновений», центральным рассказом которой является рассказ «Одуванчик». Прототипом главного героя этого рассказа стал Сергей Преминин…

Сегодня в память о погибших моряках-подводниках, самоотверженно выполнявших свой долг перед Родиной, после подъема флагов на кораблях и судах всего российского ВМФ проходит минута молчания. По традиции, в каждой части подводного плавания и высших учебных заведениях, готовящих флотских офицеров, проводятся мероприятия, посвященные памяти героев-подводников. Помянем и мы принявших мученическую смерть на борту своих кораблей….

Читайте также: Донбасс: ВСУ несут потери

Валерий Громак, специально для «Русской Весны»

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий