Историки СССР не лгали: развеян миф об отказе Красной Армии помочь Варшавскому восстанию

Из всех стран Восточной Европы Польша сегодня лидирует в «рейтинге» неблагодарности по отношению к воинам Красной Армии, освобождавшим Старый Свет от нацизма. В стране уже снесены десятки памятников советским солдатам, а в рамках «Закона о декоммунизации» приговорены к методичному уничтожению еще порядка 200 таких мемориалов. 

Зато всячески пропагандируется деятельность солдат «проклятой памяти», которые в 1944—1953 годах боролись с «советской оккупацией». Отношение к «проклятым солдатам» даже в самой Польше, несмотря на государственную пропаганду, героизирующую их, остается весьма неоднозначным. Так, в польском городе Хайнувка в феврале 2017 года из-за протестов жителей местные власти были вынуждены запретить марш националистов, посвященный прославлению «проклятых солдат», одним из которых был Ромуальд Райс, действовавший под псевдонимом Бурый. В январе 1946 года Бурый уничтожил 79 православных жителей польских деревень. 

На этом фоне Федеральное архивное агентство России работает над публикацией многотомного сборника архивных документов под названием «Советский Союз и польское военно-политическое подполье». В нем принимают участие многие архивы России: Минобороны, ФСБ, Администрации президента России, Службы внешней разведки. В научный оборот вводится множество фактов, позволяющих в новом свете взглянуть на масштабы деятельности польского подполья. Уже вышло два тома документов о деятельности как антисоветского, так и просоветского подполья в Польше. 

— В сборнике подробно отражены конфликты польских подпольщиков — как между собой, так и с советскими партизанами и подпольщиками, — рассказал Федеральному агентству новостей один из составителей сборника, генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. — Интересно, в частности, что на Западной Украине структуры польского подполья, как правило, шли на взаимодействие с советскими партизанами. И причина понятна: на этой территории украинские националисты проводили этнические чистки против поляков, известные историкам как Волынская резня. В то время как на территории Белоруссии польское подполье и советские партизаны и подпольщики находились в достаточно серьезном конфликте. Дело доходило до прямых военных столкновений. 

Здесь мы видим, как этнические факторы возобладали над идеологическими. Польское подполье и на Украине, и в Белоруссии подчинялось одним структурам, однако в одном случае оно вело себя как союзник советских партизан, а в другом — де-факто являлось антисоветским. А вот после освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии Красной Армией польские отряды нередко нападали на советских военнослужащих и там, и там. 

— Что нового можно узнать из ваших документов о Варшавском восстании? 

— Материалы, посвященные вооруженному восстанию в Варшаве осенью 1944 года, на мой взгляд, развеяли большинство мифов, с ним связанных. Например, что якобы СССР принципиально отказывался поддерживать это восстание. Ситуация была намного сложнее. В меру возможностей, советская сторона поддержку оказывала. Восставшим на самолетах перебрасывались продукты, боеприпасы, высылались связные для корректировки совместных действий. Были и безуспешные попытки наступления с целью прорваться к восставшим. 

— Почему безуспешные? 

— Советские историки объясняли это тем, что войска Красной Армии были обескровлены предыдущим длительным наступлением, а сроки восстания с руководством СССР никто не согласовывал. Архивные документы стопроцентно подтверждают эту версию. 

Кстати, издание, о котором я говорю, вышло при поддержке фонда «Российско-польский центр диалога и согласия». В него, как видно из названия, входят и польские исследователи. То есть, несмотря на то, что отношения между Россией и Польшей, в том числе в области прочтения исторических сюжетов, оставляют желать лучшего, сотрудничество, пусть и локальное, продолжается. 

— Известно, что некоторые участники Армии Крайовой после того, как Польшу освободила Красная Армия, боролись с новыми советскими органами власти. Насколько массовым было это движение? Отвечало ли оно настроениям большинства поляков того времени? 

— Акция польского подполья против органов советской власти и Красной Армии в 1945 году и в послевоенные годы можно рассматривать как некоторый всплеск гражданской войны в Польше. Но он не принял столь брутальных форм, как на Западной Украине или в Литве. Численность погибших была минимальна. 

Поляки в какой-то момент проявили солидарность по национальному признаку. То есть в нации возобладало мнение, что не стоит лить кровь соплеменников после и без того кровавого периода Второй мировой войны. Напомню, что, например, в Литве более 90 процентов жертв местных националистов были литовцами по национальности. Поляки не пошли по этому пути, тут сказалась особенность их менталитета. 

— Какое подполье в Польше было более эффективным и многочисленным? 

— Эффективность была сопоставимой. Конечно, подполье, ориентировавшееся на Запад и на правительство Польши в изгнании, было более многочисленным — хотя бы потому, что оно значительно раньше возникло и развивалось при поддержке союзников СССР по антигитлеровской коалиции. При этом значительная часть польского населения, как следует из документов, в 1944—1945 годах воспринимало советские войска как освободительные. Причем радовались и те, кто сочувствовал идеям социализма, и те, кто просто давно ждал освобождения от немецкой оккупации. 

Вместе с тем, антисоветское подполье продолжало действовать. Ситуация была сложной и не могла быть иной. Но в итоге практически все польское общество быстро смирилось с мыслью, что их страна находится в социалистическом лагере. Для них было важно, что Польша осталась самостоятельным государством. Вопроса о включении в СССР не стояло. 

Что касается репрессированных советской властью, то трудно увидеть страну в Европе, где после Второй мировой войны не было гражданского противостояния. Новые социалистические власти боролись с политическими противниками. Но очевидно, если бы у власти в Польше оказались правые, то и коммунистам не поздоровилось бы. 

— Может ли работа по публикации архивных документов того периода повлиять на общественные настроения в Польше? 

— Надо понимать, что возможности у нас крайне ограничены. Вряд ли документы, которые мы публикуем, будут переведены на польский язык и станут широко обсуждаться в польских СМИ. Наоборот, надо понимать, что в обозримой перспективе число симпатизантов России и СССР в Польше будет уменьшаться — уже потому, что на это работает государственная информационная машина в Польше. Ключей от этой машины у нас нет. Все, что мы можем делать своими объективными исследованиями, — замедлить этот процесс, ослабить его. 

#новостиновороссии
Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий