Ковчег и «Титаники»: почему политикам и раскольникам не потопить УПЦ



Когда пять лет назад Блаженнейший Митрополит Онуфрий стал Предстоятелем Украинской Православной Церкви, казалось, что худшего времени для УПЦ просто быть не может: отошел в вечность авторитетный и уважаемый митрополит Владимир, страна сотрясалась от революционных движений, а ненависть к Церкви росла не по дням, а по часам, пишет Союз православных журналистов.

На этом фоне раскольники всех мастей, заручившись серьезной поддержкой новой власти и радикалов, обрели невиданную до того силу, представ перед украинскими обывателями в виде «национальной, своей, патриотичной Церкви».

Фактически политики использовали УПЦ КП в качестве консолидирующего фактора для народа и морального громоотвода для власти. «Патриарх» Филарет Денисенко «освящал» и «благословлял» любые действия дорвавшихся до управления страной вчерашних профессиональных революционеров и манифестантов, его имя мелькало на экранах телевизора не намного реже, чем имя Президента, а его самого называли «духовным лидером» украинской нации.

Тем более, что где-то на горизонте все время маячил, как призрак, непонятный для многих наших сограждан Томос, который должен был раз и навсегда уничтожить каноническую Церковь Украины.

Даже среди тех, кто однозначно идентифицировал себя с каноническим Православием, можно было услышать, что признание УПЦ КП со стороны Фанара однозначно приведет к созданию Единой Поместной Церкви Украины, которая фактически упразднит все другие Церкви, в том числе УПЦ.

Различные эксперты прогнозировали, что Украинская Православная Церковь если и останется на территории страны, то только в виде маргинальной структуры или подразделения Московского Патриархата.

С другой стороны, в условиях боевых действий на Донбассе позиция УПЦ — четкая и неизменная — вызывала со стороны определенной части населения не только недоумение, но и возмущение. Неужели, спрашивали одни, Церковь не может высказаться по этому вопросу так как мы? Почему, спрашивали другие, Церковь не хочет быть со своим народом и не займет его сторону?

Эти и другие вопросы звучали слишком часто, а отсутствие внятного (как казалось) ответа приводило к тому, что из Церкви уходили некоторые священники и миряне.

Все объяснения официальных представителей УПЦ, что как раз только Церковь со своим народом, что Она занимала и занимает его сторону, а не сторону политиков или тех, кто спекулировал и спекулирует на войне, в лучшем случае оставались неуслышанными, а в худшем — вызывали только еще большее неприятие Церкви.

Тогда говорили, что УПЦ не может спасти никто и ничто, а уберечь ее от полного развала и исчезновения может только кризисный менеджер. Но у Бога другие планы и другие методы решения проблем…

УПЦ КП

Когда «Титаник» впервые спускали на воду, построивший его инженер заявил, что потопить судно не сможет и Сам Бог. Через несколько дней «Титаник» утонул…

Еще год назад то же самое можно было подумать и об Украинской Православной Церкви Киевского патриархата. Она выглядела таким себе религиозным «Титаником».

Эту «Церковь» возглавлял почти столетний «старец» Филарет Денисенко, который, несмотря на возраст, мог (и может, кстати) выстаивать длинные службы, «освящать» храмы, участвовать в «крестных ходах» и государственных мероприятиях. Он — фанатичный приверженец идеи «церковной независимости» и от Москвы, и от Стамбула, человек, который всю жизнь положил на создание своей и только своей «Церкви». И он многого добился, потому что УПЦ КП насчитывала четыре десятка «епископов», несколько тысяч храмов и сотни тысяч верующих.

Добавьте к этому невиданную доселе поддержку УПЦ КП со стороны государственной власти — и вы получите такой себе аналог «Титаника», который, как казалось, не может потонуть… Но он потонул, причем от рук тех, кто его и строил.

Год назад никто бы ни за что не поверил, что Филарет откажется от патриаршего куколя, подпишет роспуск УПЦ КП и согласится принять в управление только Киевскую епархию в статусе простого «митрополита».

Точно так же, как совершенно немыслимой фантазией выглядела бы ситуация, в которой своего «старца» поливают грязью те, для кого он был самым большим авторитетом. Но все это случилось, и случилось без воздействия каких-то внешних сил.

Все просто — айсбергом для украинских раскольников стала гордыня Филарета Денисенко и его ближайших сотрудников, которые сначала распороли борт корабля под названием УПЦ КП, а потом и потопили его.

Власть

Всякая власть от Бога, и народ имеет ровно ту власть, которую заслужил. Правитель может быть лояльным к Церкви, а может восприниматься и как испытание или искушение.

Кем был Петр Порошенко? Большим испытанием. Причем в самом начале его правления можно было подумать, что все обойдется, что существенных трудностей во взаимоотношениях Церкви и государства не будет.

Но трудности начались почти сразу: захваты храмов, принятие антицерковных законов, прямое попрание Конституции, которая гарантирует право на свободное проявление религиозного чувства, вмешательство в дела Церкви — все это было.

Что интересно — Порошенко обладал такими информационными и пропагандистскими возможностями, какими не обладал до него ни один президент Украины. А если добавить к ним поддержку силовиков и армии, плюс почти удавшуюся евроинтеграцию, могло сложиться впечатление, что второй президентский срок — только дело времени.

Все, кто называл себя патриотами (а таких в Украине преимущественное большинство), выступали за Порошенко, а его персона выглядела на фоне других политиков таким себе «Титаником».

И разве можно было еще пару лет назад подумать, что русскоязычный кандидат в президенты, не имеющий никакого опыта в политике, сможет составить ему конкуренцию? Конечно, нет! Но Зеленский не только составил эту самую конкуренцию, а еще и оглушительно победил с перевесом в более чем 50% голосов. Ну, чем не айсберг?

Томос

Когда в 2008 году стало известно, что патриарх Варфоломей собирается легализовать украинских раскольников, в это никто не поверил. Ведь не может же глава Вселенской Церкви признать законность самообразовавшихся религиозных группировок, думали мы.

Однако оказалось, что может. Правда, случилось это не в 2008 году, а много позже — в 2018-м. Причем до самого конца не верилось, что подобное произойдет.

Начиная с письма, которое Верховная Рада отправила Константинопольскому патриарху, и до самого момента подписания документа под названием «Томос» многих православных Украины не покидало чувство, что все происходящее — сон, иллюзия, фантазия воображения.

Но, к сожалению, иногда самые страшные сны существенно уступают реальности — патриарх признал украинских раскольников и даже сослужил с ними, поставив этим действием самого себя вне границ Церкви.

Правда, патриарху все время говорили, что народ Украины жаждет церковной независимости от Москвы, ждет Томоса уже больше тысячи лет и всеми силами стремится преодолеть раскол Церкви. На стороне патриарха Варфоломея было, казалось, все — власть, сила, поддержка правительства Украины и «дружественных государств», голоса народных депутатов, которые выдавали за «глас народа»…

Документ, подписанный Константинопольским патриархом, стал одним из ключевых составляющих президентской гонки Петра Порошенко, который лично возил его по городам и весям нашей Родины, объясняя всем его огромное значение для украинской государственности.

Одним словом, Томос выглядел чуть ли не непотопляемым «Титаником», который гарантирует достижение Украиной тихой гавани в содружестве независимых и суверенных государств Европы.

И инициаторы, и организаторы получения Томоса были на сто процентов уверены, что бумага, подписанная на Фанаре, станет смертным приговором для Украинской Православной Церкви.

Патриарх Варфоломей даже написал письмо Блаженнейшему Онуфрию о том, что после дарования «автокефалии» ПЦУ тот не сможет именоваться предстоятелем УПЦ и выполнять функции Киевского митрополита.

Внутри Константинопольского патриархата уверенно заявляли, что признание новосозданной религиозной структуры в Украине под названием СЦУ или ПЦУ — дело месяца-двух.

Большой авторитет патриарха Варфоломея среди православных предстоятелей, заинтересованность сильных мира сего в продвижении идеи украинской «церковной независимости» гарантировали быструю и безболезненную рецепцию антиканонических действий Фанара со стороны Поместных Церквей. И церковные, и светские аналитики предрекали, что Русская Православная Церковь, которая выступила с жестким неприятием происходящего, окажется в изоляции и превратится в секту, ограниченную территорией Российской Федерации. Но…

Президент выборы проиграл. Томос не только не объединил всех православных Украины, но расколол даже самих раскольников.

Более того, как только исчезла поддержка власти, практически сразу остановились и «переходы» из УПЦ в ПЦУ, а эйфория, которая сопровождала получение Томоса, сменилась жестоким разочарованием.

Ни одна Православная Церковь до сих пор не признала за украинскими самосвятами канонического статуса.

Патриарх Варфоломей в день своего небесного покровителя молился почти в полном одиночестве, без совершения соборной Литургии.

Томос, подписанный под пение колядок и гимна Украины, оказался никому не нужен. Можно ли было ожидать такого поворота событий еще полгода назад?

В то же время на празднование дня ангела Блаженнейшего Митрополита Онуфрия в Киево-Печерскую лавру съехались иерархи почти всех Православных Церквей.

Многие из них говорили, что присутствие на торжествах в Киеве — не только дань уважения Блаженнейшему, но и свидетельство единства Поместных Православных Церквей с гонимой Церковью Украины. Небывалое давление на Церковь только укрепило позиции УПЦ в украинском обществе, а захваты храмов привели к тому, что православные христиане почувствовали свою ответственность за Церковь, к которой имеют честь принадлежать.

Ковчег и «Титаник»

В святоотеческих творениях Церковь именуют спасительным ковчегом. Аналогия понятна — во время Всемирного Потопа спаслись только те, кто поверил Ною и взошел на борт деревянного, пропитанного смолой и потом корабля. Да, он сильно отличается от «Титаника», сверкающего огнями современного лайнера, который предлагает отдых и развлечения пассажирам. Но если бы вам предложили выбирать между ними, что бы вы выбрали?

Кажущееся несовершенство форм Ковчега, устаревшие технологии его производства, отсутствие привычных удобств и неповоротливость с лихвой компенсируются устойчивостью во время самых страшных ветров и бурь, надежностью и мощью, которой не могут противостоять волны житейского моря. Можно сказать точно — семья Ноя искала не удобств, а спасения. А это часто очень разные вещи.

Пять лет назад говорили, что УПЦ не может спасти никто и ничто, а уберечь ее от полного развала и исчезновения может только кризисный менеджер. Но у Бога другие планы и другие методы решения проблем…

Внешняя красота «Титаника», наличие всевозможных приспособлений, призванных облегчить круиз пассажиров, веселье, которое царило на палубах этого лайнера, как оказалось, не гарантировало достижения конечной цели путешествия. Ни один пассажир великолепного внешне корабля не смог добраться в ближайший порт именно на его борту.

Но самая большая разница между Ковчегом и «Титаником» — не в функциональности и надежности и даже не в отсутствии удобств и технических характеристиках.

Разница в том, что «Титаником» управлял капитан, а Ковчегом — Кормчий. Как только Ной вошел внутрь своего корабля, он задраил все люки и отдал управление полностью в руки Того, по чьему чертежу и желанию был создан Ковчег. 

Единственным, самым верным и надежным способом хоть как-то повлиять на жизнеспособность судна, была молитва. Все, что Ной мог сделать, — просить Бога спасти его и его детей. И Ковчег за много дней пути не налетел на острые вершины гор, не встретил айсберг и не перевернулся от ветра. А все потому, что Бог управлял им.

Точно так же и Церковь — спасительный корабль который, несмотря на всю громоздкость, неповоротливость, архаичность и несовременность, четко и уверенно исполняет свою функцию по спасению человека.

Ветры, бури, громы и молнии, бушующее море и ураганы не страшны Церкви. И не потому, что Церковь непотопляема, а потому, что Ее Кормчий — Сам Бог.

Церковь

За несколько лет Украинская Православная Церковь прошла очень тяжелый путь. Путь испытаний и скорби, на котором Ее часто встречали упреки, шельмование, ненависть. От нее требовали активного участия в политике, требовали забыть одних своих чад ради других, принуждали принять чуждые для нее традиции и заменить поиск Царства Небесного на утверждение царства земного.

Она устояла. Она осталась верной своим принципам. А самое главное — Она осталась верной Христу. И люди знают это, чувствуют это. Их не обманешь. За эти годы они смогли убедиться, что позиция Церкви не меняется в зависимости от политической конъюнктуры или сиюминутных предпочтений. Позиция Церкви — это позиция Христа, а Христос и вчера, и ныне — Тот же.

Украинская Церковь, как любящая мать, не отказалась от своих детей в Крыму и на Донбассе. Украинская Церковь не устала призывать к миру все стороны конфликта и делать все, что в Ее силах, чтобы этот мир наступил. Украинская Церковь всегда и во всем пытается исполнить призыв Христа — «ищите прежде Царствия Небесного, а все остальное приложится вам».

Но самое главное, Украинская Церковь молится. Как Ной в Ковчеге вручил штурвал в руки Создателя, так и мы вручаем себя в руки Божии. И верим, что настанет день, когда выпущенный на свободу голубь принесет в клюве оливковую ветвь — символ мира и любви.

Читайте также: «Это какой-то позор»: 134 задержанных 27 июля москвича уклоняются от службы в армии, — Следком

Тарас Ребиков

#новостиновороссии
Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий