Медиаорднунг: каждый немец обязан заплатить за пропаганду, которую никто не смотрит

Постоянный автор Федерального агентства новостей, председатель комиссии по СМИ Общественной палаты Российской Федерации Александр Малькевич продолжает цикл публикаций о современном состоянии немецких медиа и цензуре в отношении российских СМИ.

Немецкий цензор — пример для подражания

Поистине неиссякаемой является тема прав и свобод журналистов в Германии.

Напомню, здесь существует под аббревиатурой NetzDG закон о мерах в отношении социальных сетей, который был принят в 2017 году и с 1 января 2018 года в полном объеме вступил в силу.

Я его очень люблю — и за название (Netzwerkdurchsetzungsgesetz), и за содержание, и отдельно посвятил ему на ФАН развернутый материал.

А вот немецкие журналисты приняли его неблагосклонно и вот почему: во-первых, они считают, что закон создает опасный прецедент ограничения свободы слова в других странах (sic!); во-вторых, как отметил директор Human Rights Watch в Германии Венцель Михальски, «он написан размыто и расширительно, и вынуждает частные компании играть роль не в меру ретивых цензоров, чтобы избежать крупных штрафов, лишая пользователей защиты со стороны суда или каких-либо других возможностей обжалования».

Напомню, штраф за нарушение этого закона может достигать 50 млн. евро. Пока у нас отдельные законопроекты только обсуждаются — на стадии «может быть, прикрутить слегка поток лжи, фейков и инсинуаций?» — флагман объединенной Европы шагнул дальше и начал давить на популярных блогеров.

Закон о блогерах уже есть — «посадки» будут

Вот смотрите: в российском обществе до сих пор блогер — это что-то самодеятельное, безвредное и бесполезное одновременно, за редкими исключениями, вроде Ильи Варламова или Юрия Дудя.

Бизнес начал к блогерам приглядываться относительно недавно, хотя их вот уже лет пять как можно называть «лидерами общественного мнения», «медиаредакциями» и «рекламными агентствами». Да и как иначе, если у областной газеты тираж тысяч 20, а у среднестатистического «лайфстайл-инстаграмера» — от 100 тысяч и выше? В общем, у нас этот сегмент почти никак не контролируется.

Тем временем в Карлсруэ «бдительные органы», стоящие на страже упомянутого выше NetzDG, «замели» фитнес-блогера Памелу Рейф, вина которой в том, что у нее четыре миллиона подписчиков. Ей вменяют незаконную рекламу, с которой она не отчисляла налоги в казну, да и в принципе и разрешения такого не имела, — размещать эту рекламу.

«У меня в этом отношении все прозрачно, — жалуется Памела. — То, что у меня действительно является рекламой, и я получаю за нее деньги, я отмечаю как рекламу.

Но все остальное — мои рекомендации товаров, вещей, которые я сама себе купила — это не реклама. Ведь это же и было всегда смыслом Instagram: людей вдохновлять. И поэтому я считаю это моим правом».

Поделилась Памела адресом парижского отеля — реклама, написала марку часов, которые носит — реклама. И сейчас за все эти свои «злодеяния» она должна будет ответить.

«Процесс еще идет, — объясняет эксперт по Германии Сергей Фильберт. — Дело не в лицензии, которой у нее не было. Обвинение основано на законе о конкуренции. Он говорит, что «нечестной конкуренция считается, если коммерческая деловая активность не помечается соответствующим образом».

И наказание здесь абсолютно реально: до двух лет лишения свободы, либо денежный штраф; если есть конкретный пострадавший, то ему положено возмещение убытков.

Поговорим еще о «кровавом режиме» в России?

Интереснейший прецедент, который планирую изучить отдельно.

Почему Памела первой попала под удар? Просто она — «инфлюенсер», человек, который является примером для тысяч и миллионов других людей, которые копируют ее стиль жизни. А значит, создают массовый спрос на товары, которыми пользуется Памела.

Российские блогеры пока что свободны по сравнению с германскими как птицы; просто сейчас в Европе началась борьба с инфлюенсерами как явлением. Новая «охота на ведьм», волна которой до нас если и докатится, то весьма нескоро.

Качественная журналистика = «российская пропаганда»

Теперь вернусь к традиционным видам этой «охоты» — на «русских шпионов».

В Германии она началась больше четырех лет назад, когда 19 ноября 2014 года в газете die Zeit вышла статья с заголовком «RТ Deutsch: этого нам еще не хватало». Далее в материале все было изложено по высшим стандартам трансатлантических СМИ: «российский государственный пропагандистский канал RТ на немецком языке недавно появился у нас, это ужас, как там лгут и перекручивают».

С тех пор немецкие СМИ не смолкали: изобличали «российскую пропаганду» и боролись что есть мочи с нашими СМИ.

Последний «расследовательский» шедевр — недавний материал газеты Bild, разумеется, вновь про Russia Today. Большой кусок в нем посвящен сотрудничеству с телеканалом немецкого журналиста Вольфганга Кеннтемиха, который ранее был главным редактором телерадиокомпании MDR в Лейпциге, относящейся к ассоциации телерадиокомпаний ARD.

Основная претензия немецких коллег к немецкому же журналисту Кеннтемиху — в том, что последний собирался помочь RT Deutsch «подать в Германии заявку на получение лицензии на вещание самостоятельного пропагандистского телеканала». Отдельная грусть авторов текста вызвана тем, что Кеннтемих является также «…профессором журналистики, консультантом в области медиа и владельцем Института качественной журналистики».

Выводы только у нас и у немецких «товарищей» разные: для меня понятно, что специалист по качественным медиа хочет работать с нами, для немцев это — преступление.

Имеешь телефон? Заплати за пропаганду!

Так получилось, что с 2014 года в Германии работают и отделение RТ, и филиал агентства Sputnik на немецком, и с этого момента идет священная война мэтров немецкой журналистики с ужасными «троллями» и «фейкометами» — российскими СМИ. И в этой борьбе рыцари пера не стесняются никаких медийных приемов, — ну а у СМИ с трансатлантическим уклоном их набор богат, благо что огромный опыт, набранный во время холодной войны, еще не забыт.

Да и силы есть: в прошлом году бюджет общественного ТВ в Германии составил 8,5 миллиардов евро. Причем оплачивают антироссийскую пропаганду… сами немцы.

Тут все устроено очень хитро и «демократично»: в Германии нет бесплатного телевидения для жителей страны.

«Стоило мне прописаться в ратуше, как через несколько дней я получил письмо от организации GEZ с требованием указать количество имеющихся у меня дома телевизоров и радиоприемников», — рассказал Сергей Фильберт

«Большой Брат»? Свобода? Нет, не слышали…

Нет телевизора, но есть смартфон? Плати! Ведь ты можешь смотреть ТВ у себя на экране мобильного!

В общем, 17,5 евро в месяц вынь да положь… Все во имя демократии — и ARDZDFDeutschlandradio (люблю немецкий язык и его аббревиатуры!)

Да, кстати, указанная мной GEZ расшифровывается как Gebuhreneinzugszentrale der offentlich-rechtlichen Rundfunkanstalten in der Bundesrepublik Deutschland. Все просто: Центр получения сборов для открытых телевизионных и радиоканалов Федеративной Республики Германия.

И еще. После воссоединения Германии большинство информационных ресурсов постепенно оказались в руках нескольких больших медийных концернов, таких как Funke Medien Grupp, DuMont Mediengruppe, Madsack Mediengruppe, SWMH, Bertelsmann и Alexspringer.

Такое «многообразие», конечно, облегчает создание единого информационного фона, хотя в наше время скорее это «единый информационный фронт».

Кстати, подробно об этом было рассказано в прошлом году на общественном телеканале ZDF в популярной немецкой юмористической программе Die Anstalt («Дурдом»). Этот выпуск под названием «Дурдом» о многообразном однообразии немецкой прессы» можно послушать в русском переводе на портале «Голос Германии», создатель и редактор которого Сергей Фильберт — друг и коллега ФАН.

Он же и обратил мое внимание на то, что за четыре года войны немецких медиа с «русской пропагандой» их риторика стала куда воинственнее, — а вот цифры уже далеко не в пользу основных германских СМИ (видимо, этим отчасти подобная истерия и объясняется).

В 2018 году потери газеты Bild за первый квартал составили 12,3% (200 000 читателей), воскресный выпуск Bild потерял 10,8% (93 000 читателей), Welt и Spiegel упали на 8,5% (51 000 читателей).

Как-то странно получается: если вокруг все, кроме них, пропагандисты и лжецы, почему же «качественные СМИ» несут такие потери? При том, что параллельно идет просто взрывной рост у альтернативных медиа, таких, например, как популярнейшее интернет-радио «Ken-FM», о котором я отдельно расскажу в следующем материале.

#новостиновороссии

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий