«Не так встали?»: Появилось видео колонны беженцев, покидающих Нагорный Карабах

В Нагорном Карабахе после взятия Шуши азербайджанскими войсками жители Карабаха массово покидают столицу региона Степанакерт. Об этом на своей странице в Twitter сообщил журналист Джулиан Репке.

Десятки тысяч жителей бегут из столицы Карабаха Степанакерта после того, как азербайджанская армия захватила Шушу и продвинулась на север от нее

— написал он.

Комментируя события в Карабахе следует отметить странную и нехарактерную пассивность разного рода российских сетевых экспертов, которые в 2014 году наперегонки сообщали о том, что Донбасс «не так встал». Они, почему-то не подсчитывают количество жителей Карабаха, Армении и Азербайджана и не выдают желаемые цифры добровольцев, которые должны, по их мнению, «правильно встать».

В 2014 году часто можно было наблюдать нелепые и совершенно невероятные заявления о том, что в Донбассе должен был подняться «хотя бы миллион человек». Авторы более приземленных, но все равно фантастических «хотелок» озвучивали цифры в 10% от количества населения (при том, что в 1941 году было призвано только 3,79% жителей СССР) или требовали создания 100-тысячной, вооруженной палками, добровольческой армии.

Наверное, подобные обвинения прекратились потому, что война несколько отличается от той картинки, которая возникает в голове у людей, находящихся за тысячи километров от Донбасса. А жители РФ, поедающие перед монитором пончики с кофе и с набитым ртом гневно печатающие на клавиатуре указания, как правильно нужно бросаться грудью на амбразуру, выглядят, в лучшем случае, забавно. И даже самые смелые заочные герои уже понимают, что будет, если на улицах их городов появятся вражеские оккупационные войска, а за сопротивление можно будет поплатиться жизнью.

Уже для всех стало окончательно ясно, что обвинения в адрес «не так вставших» жителей Донбасса — это обыкновенная, рафинированная глупость.

В реальной, а не в виртуальной жизни, ресурсов большинства государств хватает на обеспечение войсковой группировки в несколько десятков тысяч солдат, на содержание которой работает вся страна. Дальше — только введение военного положения, всеобщая мобилизация и последующая социально-экономическая катастрофа. А для этого, в свою очередь, необходимы колоссальные ресурсы — как минимум, огромные склады вооружений. Ну а беженцы были, есть и будут в любом конфликте, это абсолютно естественные процессы для любого воюющего государства. И указывать на сам факт существования беженцев, и, тем более, обвинять их в чем-то, — это все равно, что говорить о том, что небо синее, а вода мокрая.

Резюмируя вышесказанное, нужно отметить, что нынешняя оборонная доктрина Донбасса, которая звучит как «продержаться до подхода основных сил» является уязвимой, поскольку никто не сможет со 100% уверенностью предсказать, какие катаклизмы, кроме пандемии, могут произойти в будущем. Для гарантированного обеспечения обороноспособности государства нужно готовиться к самым худшим гипотетическим вариантам, — например, к тому, что Донбасс будет вынужден отбивать атаку украинской армии самостоятельно. В первую очередь, необходимо иметь достаточное количество вооружений и боеприпасов, чтобы не встречать противника с охотничьми ружьями и карабинами СКС, как в 2014 году.

Впрочем, есть и другой вариант — сдаться. Тем более, что некоторые российские журналисты уже задаются вопросом «а нужна ли Донбассу такая свобода?».

Но после всего, что натворило украинское государство на земле Донбасса, водружение над Донецком желто-голубого флага, по уровню драматизма будет мало чем отличаться от войны и лишений.