Павел Раста: Cui prodest malum?

Cui prodest malum… Классическая латинская формула, широко известная в определённых кругах. Честно говоря, первоначально я хотел назвать этот текст другим, куда более известным латинизмом: «Cui bono?». То есть, «Кому выгодно?», если перевести таки это на великий и могучий. Но, вдумавшись в то, о чём собираюсь высказаться, я вспомнил другую фразу. Куда более конкретную, чем эта. И куда более точно отражающую картину: «Кому выгодно зло?». Именно так переводится нынешний заголовок. И именно он сегодня куда уместней. Потому, что тема разговора сегодня — это зло. В отношении которого нет двух мнений. И которое может быть кому-то выгодно. Увы, выгодно не в стане врага. Хотя, и там тоже. Однако, к делу.

Помните, была в замечательном фильме «Семнадцать мгновений весны» не менее замечательная сцена — та, где американские посланники ведут сепаратные переговоры с немцами. На мой взгляд, эта сцена крайне недооценена. Бог знает, почему. Быть может, потому, что при монтаже её сочли проходной и минимизировали. А может и из-за того, что истинный заказчик этого фильма Андропов уже тогда был неравнодушен к американцам куда больше, чем того требовали долг и присяга. Так или иначе, мне это не ведомо. Но что же мы там видим? В самом начале сцены немецкому эмиссару генералу Карлу Вольфу, говорится: «Если вы приехали говорить от лица Гиммлера — то разговора не будет. Мы будем говорить с кем угодно, кроме Гиммлера». И, естественно, генерал Вольф говорит, что приехал не от его имени. Американцы кивают и переговоры начинаются. Вот только он лжёт — он приехал именно от Гиммлера. И американцы это прекрасно знают — просто потому, что не могут этого не понимать. Но, тем не менее, всё равно с ним разговаривают. Почему? Потому, что хотят договориться. За спиной у всех, включая собственный народ. И разговаривать для этого они готовы с кем угодно при условии соблюдения лишь минимальных, внешних, весьма формальных приличий. На экране разыгрывается потрясающей силы спектакль лицемерия. Который они, безусловно, разыграли бы на публике, если бы успели договориться до того, как наша армия закончила войну явочным порядком.

И вот, раз уж мы завели речь о нацистах, самое время коснуться основного контекста того, что сейчас происходит возле наших границ — темы выборов в квазигосударстве, с которым Россия, конечно же, не воюет. И которое, тем более, ни коим образом не воюет с ней. Точнее, не самих этих выборов — с ними, как раз, всё ясно. Речь пойдёт о том, что, порою, весьма причудливо клубится вокруг них. Причём, отнюдь не всегда в стане врага, а, бывает, что и в нашей благословенной и, несомненно, богоспасаемой столицы. Я говорю о весьма парадоксальных, по нынешним временам, разговорах о «пророссийскости» одного из кандидатов на этих выборах — г-жи Тимошенко. Ведутся они, главным образом, в Киеве, причём, порой, довольно истерично. Что ж, это можно понять — в нынешнем украинском зазеркалье подобное является самым суровым обвинением. Сродни обвинению а ереси где-нибудь в Испании 14-го века. Или в отпадении от ислама во вполне уже современной Саудовской Аравии. Во всех перечисленных ситуациях финал может быть одинаково неприятным. А то, что Украина — это тоталитарное фанатическое общество, вряд ли у кого-то вызывает сомнения. Но, похоже, некоторые российские эксперты склонны считать, что это может быть и впрямь так. Очень аккуратные намёки в прессе, чуть более откровенные высказывания в чатах и телеграм-каналах, осторожно и технично пускаемые слухи — это, конечно же, очень не явно. Но явно другое: само отношение огромной части нашего политологического сообщества к этим выборам. И в их картине мира, которую они активно навязывают окружающим, во всём происходящем виноват унылый, но агрессивный алкоголик Порошенко. А вот если его, негодного, заменить — то, конечно же, всё изменится. Как будто и нет очевидного факта, что на Украине сегодня всё решает известное внешнее управление, которому любые пророссийские сдвиги там не нужны ни в каком виде. И это я сейчас слишком аккуратно констатирую. Но если говорить о подобных фантазиях конкретно в адрес Тимошенко, то картина сложится особенно замечательная.

И вот, по поводу этих фантазий, я могу сказать одно: где-то и когда-то я их уже слышал. И я даже помню, где и когда. В 2010 году. Когда в том же квазигосударстве президентом избирался г-н Янукович. Сколько тогда была радостного визга. Мол, во всём виноват мутант Ющенко — стоит только его заменить, и небеса зальёт кетаминовая радуга. И сколько негатива тогда лилось в адрес тех, кто позволял себе трезвый взгляд на данного персонажа. Знаю, о чём говорю: я был как раз одним из напозволявших. И вот, под всеобщее радостное завывание, Януковича избрали. А о том, что было дальше, с большим удовольствием могут рассказать активисты «Донецкой Республики». Только не того «конструктивного» днища, которое потом было сколочено извне для исполнения роли «правящей партии», а для настоящего, старого движения за русское самоопределение, основанного десятилетие назад Цурканом и Пургиным. Так вот, именно при этом «пророссийском Януковиче» масштаб террора против настоящих пророссийских активистов со стороны того самого квазигосударства по-настоящему зашкалил. Именно при нём к власти впервые были допущены организации, вроде «Свободы» Тягнибока. Именно при нём бандеровское болото действительно перестало быть маргинальным. Именно при нём стало возможно то, что происходит сейчас. И то, что нынче этому персонажу некоторые пытаются пририсовать ореол чуть ли не жертвы и мученика, могло бы вызвать смех, если бы не вызывало отвращение. А совместить эти два эмоциональных проявления не всегда получается. Ну, зато с освоением бюджетов, выделяемых «на дружбу», всё было хорошо. Большой плюс, кто же с этим спорит.

Кстати, тогда, без малого девять лет назад, основным конкурентом Януковича на выборах была именно Тимошенко. Это так, если кто забыл. А ещё, для особо забывчивых — ещё чуть раньше (лет так на пять) она была одним из ключевых персонажей первого Майдана. Ещё того, что привёл к власти Ющенко. При котором она потом была премьер-министром. И это был именно тот период, в который появился «институт национальной памяти», был вброшен миф о голодоморе и начали осуществляться первые поползновения на церковный раскол. Надо говорить, какое г-жа Тимошенко имела ко всему этому отношение? Как минимум, об этом стоит помнить, прежде чем начинать «фантазировать». Даже если делать это «как бы не явно» и «как бы аккуратно». Впрочем, тогда ваш покорный слуга был отнюдь не рад её проигрышу. По одной причине — гораздо лучше, когда ты имеешь дело с открытым врагом, нежели с двуличной шкурой, типа нынешнего «президента в изгнании». А именно амплуа открытого врага тогда и надела на себя нынешняя «пророссийская кандидатка». Впрочем, она его никогда и не снимала.

Однако кое-что двух этих персонажей всё-таки роднит. Как минимум, то, что у Юлии Владимировны вряд ли имеются бандеровские убеждения. Как, впрочем, и любые другие. Она не имеет вообще никаких взглядов. Единственная идеология, разделяемая ей — жажда власти и обогащения. И здесь она действительно представляет из себя ровно то же, что и Янукович. Более того: если ей будет надо — она и пророссийский костюмчик на себя примерит с полной готовностью. Вот только надо ли ей это? Давайте говорить цинично и прагматично: выгодно ли ей «переобуваться»? Уж простите за мой просторечный. Ведь судить о векторах г-жи Тимошенко можно только с точки зрения выгоды — никак иначе. Так вот, друзья мои, ответ здесь более чем очевиден: нет, ей это не выгодно. Никогда не было выгодно. И уж тем более не выгодно сейчас, когда на Украине окончательно построено настолько русофобское общество, по сравнению которым Руанда четвертьвековой давности — просто пионерский лагерь. И, кстати, в построении такого общества сама данная г-жа поучаствовала весьма активно. Я уж не говорю о том, кто в данном квазигосударстве на самом деле хозяин, и какие у этого хозяина взгляды на любую «пророссийскость», какой бы она ни была. И вывод здесь только один: Тимошенко даже теоретически не может быть «пророссийским политиком». Сколько ни фантазируй, но таковым её даже в кокаиновом экстазе представить нельзя — для этого, несомненно, требуется что-то куда более тяжёлое.

И здесь вполне разумен вопрос: кому вообще могут быть выгодны такие фантазии? И те граждане, что, находясь отнюдь не с украинской стороны, пытаются натянуть на неё пророссийскую ориентацию, отдают ли себе отчёт в том, что я только что озвучил? Знаете, я думаю, что вполне. Продажные деграданты из числа «политолгов» не в счёт — они при работе и скажут то, что им велят. Но те, кто за ними стоит — они вне всякого сомнения не являются глупцами. По крайней мере, в ближней перспективе.

Все всё понимают, ребята.

Тем более с учётом этого можно сказать, что просто так подобные фантазии не случаются даже в крайне осторожном формате.

Так что же на самом деле может сделать Тимошенко, если предположить, что с нашей стороны кто-то действительно может ждать её прихода? При этом чётко понимая, что пророссийской она быть не может. Каково её «уникальное преимущество»?

А оно состоит в том, что Юлия Владимировна отлично умеет «договариваться» с определёнными экономическими и политическими кругами внутри РФ. Что она делала неоднократно, когда была при власти. И что-то мне подсказывает, что многие из них уже утомлены санкциями слишком сильно. Тимошенко им выгодна для торгов. И вот с этой точки зрения она действительно идеальна. У тех, кто «рвёт косоворотку» за неё в России, нет и быть не может других резонов — это единственная возможная причина, по которой кто-то здесь может «питать фантазии» по её поводу. И мне очень хотелось бы знать, до какой степени эти «определённые круги» готовы «договариваться» и на предмет чего желают «торговаться»?

Так кому выгодно зло?

Что ж, думаю, когда предвыборная компания на Украине действительно начнёт набирать обороты — выгодоприобретатели проявятся. Причём, уже отнюдь не «аккуратно» и «неявно». Как сказал Аль Капоне: «Если ваши друзья убеждают вас в необходимости переговоров с вашими врагами — значит предатели уже обо всём договорились» (с). А правила российско-украинской политики, порой, весьма схожи с правилами итальянской мафии.

Ну, а в заключении хочу сказать вот что. Я, мягко говоря, сомневаюсь в том, что на Украине вообще возможен пророссийский кандидат. В любом виде. Разумеется, регионаловские шакалы в стиле Януковича не в счёт. Но, по моему глубочайшему убеждению, единственным пророссийским там может быть самый брутальный, самый отмороженный, самый недоговороспособный нацист из всех. Я повторю сейчас то, что уже сказал когда-то в другой жизни, вот уже почти десятилетие назад: открытый, откровенный враг всегда лучше. Это было актуально тогда и это в миллиард раз актуальнее сейчас. Самым пророссийским из всех будет тот, кто начнёт войну. Открытую, ничем не прикрытую. Потому, что по-другому эта проблема уже не решится. Несколько лет назад могла, а сейчас уже нет. А ещё это верно потому, что все прочие решения так или иначе упираются в предательство.

Кому выгодно предательство — тому выгодно зло.

Всего вам доброго.

Павел Раста (позывной «Шекспир)

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий