По ту сторону проекта «Украина»

Поделиться в:

На Украине еще со времен Ющенко больны идеей «укрепления национального единства», государственная пропаганда базируется на так называемых единых традиционных «украинских ценностях». На самом деле ничего из этого на Украине не сложилось. Волюнтаристские, прямолинейные попытки создать «единую нацию от Карпат до Донбасса» на базе искусственного исторического мифа привели к уходу Крыма и затяжному кровавому вооруженному противостоянию в Донбассе. Современный массово тиражируемый урезанный вариант «единой нации от Карпат до Донбасса» проявился из старого австро-германского идеологического штампа для Галиции периода Первой Мировой войны: «Украина от Карпат и до Кавказа!». Как видим, в прошлом веке Генеральный штаб Австро-Венгрии имел куда более мощные имперские аппетиты, чем его украинские  выкормыши.  Именно в недрах этого штаба и зародился секретный и по своему уникальный так называемый галицкий проект, целью которого была трансформация малороссов и галицких русинов в «украинцев».

Австрийские политтехнологи, формируя будущий идеологический конструкт, много занимались также языковой тематикой, полагая, что только таким образом можно подорвать мощь России и создать буферную зону между ней и Австро-Венгрией под именем «Украина». В мае 1914 года будущий проект «Украина» во всех деталях был изложен на секретном совещании австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда в присутствии представителей правительств и генеральных штабов Австро-Венгрии и Германии. Тогда перед присутствующими выступил приглашённый на совещание Александр Парвус– публицист, авантюрист и один из первых политтехнологов в современной истории.

Парвус выдвинул собственный поэтапный план проекта «Украина»: быстрое занятие австрийскими войсками части территории России с границами до Смоленска и предгорий Кавказа; провозглашение на занятой территории нового независимого государства Украина. Затем выдвижение требования к России признать право на национальное самоопределение нового государства и отторжение его от Российской империи. Конечный этап: выход из войны, воссоединение с Галицией и вхождение новой Украины в состав Австро-Венгрии.

Почему именно Галицию, получившую в своё время польское наименование окраины (украины), высшее военное и политическое руководство Австро-Венгрии в будущей войне с Россией рассматривало в качестве военного плацдарма? Дело в том, что именно Галиция по мнению австрийских политтехнологов занимала особое положение и в географическом, и в историческом планах.

На протяжении веков Галиция была спорной территорий между Русью и Польшей, несколько раз переходя от Руси к Польше и снова к Руси. Первым на эту «странность» обратил внимание дореволюционный русский историк, профессор Императорского Новороссийского университета, И.А. Линниченко. Он считал, что Галицкое княжество при формальном сохранении русского названия («королевство Русское», затем «воеводство Русское») было в большей степени вовлечено в европейские дела (отношения с Польшей и Венгрией), нежели в общерусские, и культурно, династически и политически было в большей степени связано с западными соседями, нежели с Русскими княжествами. В составе же Австрийской империи она именовалась «королевство Галиции и Лодомерии». Административный центр ее был Львов (называемый австрийцами Лемберг), город, в котором большинство населения в XIX – начале XX веков определяло себя поляками, а не украинцами, как пытаются представить многие современные украинские историки.

В Галиции местное делопроизводство и преподавание происходило на польском языке. Так называемый украинский язык, конструируемый Грушевским, использовался только для издания антироссийской подрывной литературы, то есть для российской аудитории.

Именно такая территория с сильно размытой русской идентичность более всего подходила для предполагаемого создания «единой украинской нации» из двух частей — русин Галиции и малороссов России под скипетром Габсбургов. Галицию формировали в качестве так называемого «украинского Пьемонта». Это определение было введено Грушевским, вся деятельность которого была направлена на конструирование украинской этнической нации путем искусственного объединения русин Австро-Венгрии и малороссов России. Им же был создан и миф о «тысячелетнем украинском народе, разделенном империями».

То, что Галиция была базой украинского национал-шовинизма, направленного против России, несомненно. Но «Галиция – украинский Пьемонт» – не что иное, как очередной пропагандистский миф. Пьемонт, как известно, центр объединения Италии, был независимым государством. Галиция – подвластная Габсбургам территория.Во-вторых, задача Пьемонта была – создать Италию, как новое независимое государство, в которое Пьемонт вошел составной частью. В случае с Галицией вовсе не предполагалось, что она станет частью Украины. Эта область должна была остаться в составе Австрии в качестве «коронного края» в параллельно созданном «украинском королевстве» с представителем дома Габсбургов во главе.

В данном случае Галиция изначально подчеркивала свою отличительность от «Великой Украины». При этом под так называемой «национально-освободительной» миссией этого «украинского Пьемонта» подразумевалось именно «освобождение Украины за Збручем от московского ярма», а не своей земли от власти Габсбургов.

Возникает закономерный вопрос, какой смысл навязывать освобождение другим, при этом оставаясь самим в ярме? И ответ на этот вопрос может привести только к одному: к выводу об искусственном, австрийском, происхождении и патронате украинского национал-шовинизма. Другими словами, появление так называемой, «единой украинской нации» не было предопределено. Например, она не сложилась бы, во-первых, в случае сохранения status quo между Россией и Австро-Венгрией, во-вторых, в случае дезинтеграции Австро-Венгрии, при сохранении целостности и государственного единства России без Польши, и без включения Галиции в состав России.

В свое время главный идеолог «украинства» и «батька нации» Грушевский отмечал в 1906 году, что украинскую нацию, как и ее язык, и культуру, еще только предстоит создать. Он прекрасно понимал, что возможны альтернативы украинству: русская в России и польская в Австрии. «Украина пойдет своей дорогой и отдалится от Галиции, отдаление будет увеличиваться и через 20-30 лет мы имели бы перед собой две национальности на одной этнографической основе подобно сербам и хорватам», – писал он. По правде, он оказался прав.

Прошло только 10 лет и возникло два народа, две государственности в 1918-1919 годах (УНР и ЗУНР), которые так и не сумели искусственно объединить в одну. Русский историк-эмигрант О.О. Марков так объяснял создание Западно-Украинской народной республики в 1918 году: «… галицкие руководители не желали присоединения Галиции к Руси, а образовали самостоятельную «западно-украинскую» республику. Украинские деятели Галичины боялись соединения с Киевской Русью, ибо малорусский народ был для них слишком «русифицирован» и никаких симпатий к идеологии «украинских» деятелей не проявлял. Обособленный «украинский Пьемонт» воспитан по австрийским методам в духе ненависти к России, к русской культуре и к русскому языку». Как показала история, его слова оказались пророческими.

Далее следует отметить, что, высокопоставленный чиновник царской России, министр внутренних дел Дурново в еще феврале 1914 г. выступал против идеи присоединения Галиции к Малороссии, поскольку это привело бы к усилению «мазепинского движения» в России, несло бы угрозу целостности русской нации. Добавим также, что в сознании русских солдат даже в 1917 году Галиция не признавалась своей, а рассматривалась как «чужая земля». Присоединение же Сталиным Галиции в 1939 году к СССР сыграло свою роковую роль в последующей судьбе советской государственности. Фактически случилось то, о чем предупреждал П.Н. Дурново в 1914 году.

Таковы факты. Приведем еще один. Как известно, в период немецкой оккупации 1941-1944 гг. территория УССР была разделена на несколько частей: на большей ее части был создан Рейхскомиссариат «Украина», Буковина была возвращена в состав Румынии, а Галиция включена в состав Варшавского генерал-губернаторства Рейха.

Обратим внимание на тот факт, что Галиция была немцами отделена от остальной Украины. Немцы четко проводили грань между Галицией и Украиной, они понимали, что это не «единый украинский народ», а два разных народа. Более того, даже в диверсионных школах для коллаборационистов восточные украинцы были отделены от западных (галичан). Именно из галичан были сформированы позорные подразделения СС «Нахтигаль» и «Роланд», а затем в 1944 г. дивизия СС «Галичина». При этом германское командование весьма подробно объяснило галицким коллаборационистам-эсесовцам, что ни о какой независимой Украине не может быть и речи. Таким образом, если независимая Украина только миф, то возникает вопрос: за что воевали галицийские эсесовцы?

После победы СССР во Второй Мировой войне именно закрепление Галиции в составе УССР, как источника деструктивного сепаратизма, послужило одним из факторов распада СССР, а сейчас является источником внутренней нестабильности Украины. И причина одна – два противостоящих народа в одном государстве, а не «единая украинская нация», о которой твердят украинские национал-шовинисты.

При этом украинскую нацию они понимают только на основе культурной, языковой и идеологической основе галичан. Создание такой нации предполагает ассимиляцию и этноцид большинства населения современной Украины. Оправдание смены этнонима, четкое неприятие названий «малоросс» и «русин», замена их на «украинец», что также черта этноцида. Именно такую политику ведет нынешний президент Порошенко, в которой можно выделить следующие основные черты: навязывание коллаборационизма под видом «борьбы за независимость» Украины.

В качестве примеров борцов выдвигаются образы «героев украинской истории»  Мазепы, Грушевского, Петлюры, Бандеры, боевиков «Нахтигаль», дивизии СС «Галичина» — она же 1-я «украинская дивизия», УПА. Параллельно происходит и материальная дерусификация Украины. Здесь уместно вспомнить уничтожение памятников русской славы: Мемориального музея русского летчика, героя Первой Мировой войны, штабс-капитана П. Нестерова, совершившего первый в мировой истории воздушный таран, братских могил русских солдат Первой Мировой войны, Музея морского флота в Одессе, как напоминание о русском и советском морском величии (РОПиТ и ЧМП).

Кроме того, украинское общество «Просвита» добивается сноса памятника императрице Екатерине Великой в Одессе. На этом фоне происходит воздаяние исторической почести «борцам за Украину»: установление памятников И. Мазепе, М. Грушевскому и С. Бандере, мемориалов и выставок, посвященных украинским сечевым стрелкам Австро-Венгерской армии, дивизии СС «Галичина» Вермахта, боевикам ОУН-УПА.

В недавней истории всего одного поколения произошли события, которые не могут забыть обе стороны. Невозможно примирение коллаборационистов ОУН-УПА, дивизии СС «Галичина» и советских партизан, ветеранов Великой Отечественной войны. Это будет означать отказ от русской истории и недавнего советского прошлого, а значит дальнейшую ассимиляцию страны «национально-сознательным» галицийским меньшинством.

Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»

 

Поделиться в:

admin