Почему на выборах главы Интерпола «прокатили» российского кандидата?

Об атмосфере и итогах Генассамблеи Интерпола в Дубае, деятельности национального бюро Интерпола в России по борьбе с международным терроризмом и транснациональной преступностью рассказал в интервью один из кандидатов на пост главы Организации, вице-президент Интерпола от Европы, начальник Национального центрального бюро Интерпола МВД России генерал-майор полиции Александр Прокопчук.

— Александр Васильевич, не так давно практически все российские и зарубежные СМИ с особым вниманием следили и комментировали подготовку и выборы президента Интерпола, одним из кандидатов на этот пост были вы. Какое осталось впечатление от этого заседания, в особенности беспрецедентного давления со стороны некоторых стран, в связи с тем, что вас называли одним из главных претендентов на этот пост?

— Генассамблея Интерпола в Дубае, прошедшая в ноябре прошлого года, и состоявшиеся в ходе форума выборы на пост президента Организации проходили на фоне крайне агрессивной антироссийской риторики, источником которой выступали не только средства массовой информации, но и официальные лица отдельных государств. По факту мы столкнулись с открытой попыткой политизации деятельности профессиональной полицейской организации, являющейся аполитичной по определению.

Я поясню. Согласно своему уставу, Интерполу категорически запрещается любое вмешательство в дела политического характера.

На этом зиждется эффективность работы нашей организации, объединяющей правоохранителей 194 государств, даже при отсутствии между ними дипломатических отношений, в общем деле борьбы с международной преступностью.

В этой связи мы не можем расценивать развернутую в преддверии выборов кампанию по дискредитации российского кандидата иначе, как попыткой оказания политического давления на Интерпол. Причем не только давления, но и открытого шантажа. Я имею ввиду звучавшие заявления политиков ряда стран о намерении поставить вопрос о выходе из состава Организации в случае победы кандидата от России.

На Западе в последние годы очень любят обвинять Россию во вмешательстве в выборы всего и вся. Так вот, на Генассамблее Интерпола в Дубае ряд государств, в первую очередь западных, допустили открытое вмешательство в выборы главы профессиональной международной организации.

Я уж не говорю о качестве информационных вбросов в зарубежных СМИ, призванных очернить деятельность нашей страны в Интерполе. Любой профессионал, знакомый с «внутренней кухней» Организации, прекрасно понимает абсурдность заявлений о том, что, окажись русский на посту президента Интерпола, он тут же начнет бесконтрольно объявлять людей в розыск.

Лично я считаю подобные факты политизации Интерпола однозначно недопустимыми, о чем и заявил в своем предвыборном выступлении перед делегатами Генассамблеи. И очень многие профессиональные полицейские, в том числе из западных стран, выразили солидарность со мной в данном вопросе.


На фото: Александр Прокопчук

— С чем было связано такое противодействие возможности избрания россиянина на пост президента Интерпола?

— Думаю, все дело в нашем успешном участии в выборах в состав Исполнительного комитета Интерпола в 2014 году и на пост вице-президента Интерпола от Европы в 2016 году. Видимо те, кто развернул эту антироссийскую деятельность в попытке дискредитировать меня как кандидата, осознавали реальную возможность избрания представителя России президентом Интерпола.

Для ненавистников нашей страны этот факт имиджевой победы был бы как кость в горле. Показательно, что в числе наиболее рьяных критиков оказались лица, обвиняемые в совершении тяжких общеуголовных преступлений в России: Браудер, Ходорковский и другие.

Несмотря ни на что, я продолжаю свою работу на посту вице-президента Интерпола от Европы в интересах правоохранительных органов государств-членов Интерпола.

— Какие вопросы рассматривались на Генассамблее, помимо выборов президента? Какие новые задачи стоят перед Интерполом?

— В современных условиях быстро меняющегося мира перед полицейским сообществом стоит задача оперативно реагировать на появление новых вызовов со стороны международного криминала, эффективно бороться с ним посредством применения передовых методов и инструментов.

Среди наиболее опасных преступных феноменов, на противодействии которым сконцентрирована деятельность Интерпола, остаются международный терроризм, оргпреступность и киберпреступность. Транснациональная природа этих явлений предопределяет важную роль полицейского сотрудничества в предупреждении, пресечении и расследовании преступлений соответствующей направленности.

На Генассамблее был рассмотрен ряд инициатив. Среди них можно выделить проект «Инвекс», предусматривающий сотрудничество с ведущими автопроизводителями в целях идентификации угнанных транспортных средств с измененными или уничтоженными номерами агрегатов. После его реализации у полицейских из стран-членов Интерпола появится возможность устанавливать исходные данные автомобиля в режиме реального времени посредством проверки по специальной базе данных.

Генассамблея одобрила инициативу по разработке защищенного канала для обмена международными запросами о правовой помощи по уголовным делам. В настоящее время подобные запросы направляются по дипломатическим каналам, что требует значительных временных затрат.

При этом Интерпол продолжит работу по развитию уже существующих информационных систем, инструментов и баз данных, составляющих уникальный инструментарий международного полицейского сотрудничества в борьбе с преступностью. На сегодняшний день совокупный объем записей в учетах Интерпола приближается к 100 миллионам. Естественно этот массив нужно эффективно администрировать.

Делегаты форума утвердили новые служебные стандарты национальных центральных бюро Интерпола. Это своего рода эталон, к которому все должны стремиться. Генеральный секретариат уже запустил процесс добровольной оценки заинтересованных бюро на предмет соответствия новым стандартам. В ближайшее время российское бюро Интерпола также примет участие в этой сертификации.

Генассамблея одобрила заявки Кирибати и Вануату о присоединении к Интерполу. Теперь в составе Организации 194 государства.

— А Косово заявку подавало?

— Международное полицейское сообщество не поддержало Косово в вопросе вступления в Интерпол. На наш взгляд, это вполне закономерный результат. Ведь согласно резолюции Совета Безопасности ООН 1244 1999 года Косово не имеет государственности, поскольку является неотъемлемой частью Сербии. Собственно, эту позицию и озвучила на Генассамблее российская делегация. И многие страны с нами согласились.

Тем не менее, в начале этого года Приштина вновь подала заявку на вступление в состав Организации, фактически проигнорировав мнение делегатов Генассамблеи. Так что точка в данном вопросе еще не поставлена.

— Если говорить о деятельности российского бюро Интерпола, каких основных результатов удалось добиться в 2018 году?

— Для НЦБ Интерпола МВД России 2018 год оказался довольно плодотворным. Нам удалось добиться значимых результатов в сфере международного розыска лиц по каналам Интерпола. В Россию из государств дальнего зарубежья выдано 72 преступника. Это своеобразный рекорд.

Мы приняли активное участие в очередном этапе международной операции под эгидой Интерпола «Пангея» по борьбе с распространением в сети интернет контрафактных медпрепаратов. В результате на территории России изъято около 50 тыс. единиц поддельных медикаментов и медицинских изделий на сумму свыше 38 млн рублей, за незаконное производство и распространение лекарственных препаратов задержаны порядка 200 лиц, возбуждено более 50 уголовных дел.

В результате работы российского бюро Интерпола на территории иностранных государств установлено несколько произведений искусства и исторических ценностей, ранее похищенных в России и незаконно вывезенных за рубеж. Решается вопрос об их возврате.

Мы приняли активное участие в обеспечении безопасности проходившего в России Чемпионата мира по футболу. В результате взаимодействия с зарубежными партнерами нам удалось получить информацию о более 6 тыс. болельщиках из т. н. «группы риска».

В ходе мундиаля в городах проведения соревнований задержано около 20 лиц, разыскиваемых по линии Интерпола правоохранительными органами зарубежных стран.

Наши сотрудники работали в созданном на базе МВД России Центре международного полицейского сотрудничества, взаимодействовали со споттерами, сопровождавшими национальные сборные.

Активное взаимодействие с зарубежными партнерами осуществлялось по линии борьбы с терроризмом, организованной преступностью, экономическими преступлениями, коррупцией, киберпреступностью и многими другими формами международного криминала. В этой работе мы тесно сотрудничаем с большинством государств-членов Интерпола со всех континентов.

Для понимания масштабов отмечу, что ежегодный объем оперативно-информационного обмена Бюро с зарубежными партнерами составляет более 140 тысяч документов.

— Какие возможности предоставляет Интерпол для розыска преступников? Дает ли их использование свои плоды российским правоохранителям?

— В Интерполе сформирован уникальный набор инструментов международного полицейского сотрудничества в целях эффективного международного розыска обвиняемых и лиц, пропавших без вести. Основные из них — это база данных разыскиваемых лиц, а также розыскные циркуляры и уведомления. Например, уведомление с «красным углом» (Red Notice) представляет своего рода международный ордер на арест преступника.

Кроме того, в арсенале Интерпола цифровая картотека отпечатков пальцев и профилей ДНК. Причем не только известных разыскиваемых преступников, но и неустановленных лиц, оставивших следы на месте преступления. Генеральным секретариатом активно разрабатываются и внедряются системы распознавания лиц и голоса.

Регулярно в различных регионах мира проводятся трансграничные розыскные операции под эгидой Интерпола под общим кодовым названием «Инфра-Рэд». У России есть достаточно успешный опыт участия в подобных мероприятиях.

В минувшем году благодаря использованию каналов Интерпола за рубежом по нашим запросам задержано порядка 150 обвиняемых. Как я уже говорил, 72 из числа ранее задержанных выданы в Россию для привлечения к уголовной ответственности.

Среди них лидер преступного сообщества Аслан Гагиев. На счету его банды порядка 60 убийств, а также множество иных тяжких и особо тяжких преступлений. При этом после своего задержания в Австрии фигурант использовал различные уловки, чтобы избежать выдачи в Россию. Вплоть до предоставления суду справки о наличии у него аэрофобии.

При нашем участии экстрадированы члены международных наркокартелей Гвидо Волтерс и Андрей Ковальчук. Последний является обвиняемым по громкому уголовному делу, связанному с попыткой контрабанды кокаина из Аргентины в Россию под видом дипломатической почты.

Впервые в истории наши сотрудники осуществили депортацию обвиняемого из Афганистана. Это расширило перечень стран, на территории которых разыскиваемым не удалось скрыться от российского правосудия. Ранее нам удавалось задерживать обвиняемых в Сьерра-Леоне, Мексике, Марокко, Южной Корее, Индии, Индонезии и многих других государствах. Это без учета европейских стран, где регулярно задерживаются разыскиваемые Россией преступники.

Уже в этом году во время новогодних каникул из Франции был экстрадирован бывший первый вице-премьер — министр финансов Подмосковья Алексей Кузнецов, обвиняемый в совершении множества экономических и коррупционных преступлений, ущерб от которых исчисляется миллиардами рублей. Фигурант был задержан французскими правоохранителями по нашему запросу еще в июле 2013 года.

В числе выданных в Россию за последнее время участники международных террористических организаций, убийцы, мошенники, педофилы и другие опасные преступники. Необходимо понимать, что не обо всех резонансных экстрадициях мы можем сообщать в СМИ, поскольку это могло бы навредить расследованию.

— Как часто российские правоохранительные органы задерживают в нашей стране лиц, разыскиваемых иностранными государствами?

— Достаточно часто. В минувшем году было задержано 116 человек. Обстоятельства задержаний весьма разнообразны — кого-то выявляем при прохождении погранконтроля при пересечении государственной границы Российской Федерации, кто-то попадается в ходе обычной проверки документов. Но во многих случаях задержание международного преступника — это результат скоординированной российским Бюро Интерпола спецоперации.

— Ваши сотрудники участвуют в задержаниях преступников?

— Периодически, особенно если разыскиваемый установлен в московском регионе. Хотя, как правило, в подобных мероприятиях участвуют не только сотрудники Интерпола, но и уголовного розыска, службы участковых уполномоченных, иных подразделений полиции. Так, совсем недавно при непосредственном участии сотрудников Бюро в Москве был задержан гражданин Кубы, обвиняемый на родине в совершении убийства. В Москве он проживал нелегально, совмещая работу грузчика в торговом центре и танцора латиноамериканских танцев в одном из клубов.

Кроме того, в российских регионах функционируют территориальные подразделения НЦБ Интерпола, личный состав которых также вносит вклад в дело розыска международных преступников.

— Часто ли вы сталкиваетесь с отказами Интерпола в объявлении в международный розыск обвиняемых по запросам России? В чем причина подобных фактов?

— Это не только российская история. С подобными фактами сталкиваются практически все государства-члены Организации, о чем, кстати, представители ряда делегаций заявляли в ходе Генассамблеи в Дубае. Но к нашим запросам у штаб-квартиры, по-видимому, особое отношение.

Согласно нормативным актам Интерпола, запросы о розыске обвиняемых должны соответствовать положениям Устава и правилам Организации, регламентирующим вопросы обработки информации.

Указанные требования инкорпорированы в российское законодательство по вопросам использования каналов Интерпола правоохранительными органами. Таким образом, если мы направляем запрос о розыске в Генсекретариат Интерпола, мы подтверждаем, что он соответствует требованиям Устава.

Однако наши партнеры из штаб-квартиры Интерпола иногда не соглашаются с нашими доводами. Считаю, что это является одним из отголосков проводимой в ряде иностранных государств антироссийской кампании и сопровождаемого ее негативного информационного фона. Сотрудники Генсекретариата находятся фактически под давлением обстоятельств и вынуждены страховаться от возможных обвинений в чрезмерных симпатиях к России.

К сожалению, «политической дискриминацией» России на мировой арене активно пользуются сегодня адвокаты, да и сами фигуранты уголовных дел обращаются в Генсекретариат Организации с заявлениями о якобы имеющейся политической подоплеке их уголовного преследования.

Отдельной строкой стоит вопрос прекращения Генсекретариатом розыска лиц, получивших статус беженцев в зарубежных странах.

Российские правоохранительные органы небезосновательно полагают, что данным механизмом защиты прав человека могут злоупотреблять криминальные элементы, совершившие общеуголовные преступления и пытающиеся таким образом уйти от ответственности.

Несмотря на общеуголовный характер совершенных фигурантами преступлений, их общественную опасность, компетентные органы зарубежных стран зачастую руководствуются голословными заявлениями обвиняемых о якобы политической подоплеке их преследования на территории России, хотя фабулы обвинительных заключений свидетельствуют об обратном. Не могу вспомнить ни одного факта обращения в наш адрес зарубежных партнеров за дополнительными разъяснениями по делам лиц, обратившихся за предоставлением политического убежища.

При этом Конвенция о статусе беженцев от 28 июля 1951 года однозначно указывает, что ее положения не распространяются на лиц, «в отношении которых имеются серьезные основания предполагать, что они совершили тяжкое преступление неполитического характера вне страны, давшей им убежище, и до того, как они были допущены в эту страну».

В качестве примера приведу дело Ахмеда Чатаева, причастного, по версии правоохранительных органов Турции, к взрыву в аэропорту г. Стамбула в 2016 г. Чатаев был убит в Грузии в ноябре 2017 г. при оказании вооруженного сопротивления сотрудникам силовых структур. Данное лицо разыскивалось Россией на протяжении многих лет за совершение преступлений террористической направленности.

Однако наличие у фигуранта статуса беженца, предоставленного одной из европейских стран, повлекло прекращение его розыска по линии Интерпола. Его данные были возвращены в учеты Интерпола только после вмешательства санкционного комитета Совбеза ООН. Кстати, определенные подвижки в этом вопросе произошли в 2017 году.

Генеральная Ассамблея Интерпола в Пекине поддержала одну из наших инициатив и приняла резолюцию, исключающую автоматическое прекращение розыска лиц, подавших прошения о предоставления статуса беженца.

То есть до окончательного решения о предоставлении им соответствующего статуса. Раньше любой преступник гипотетически имел возможность оспорить свой розыск по линии Интерпола на том основании, что он обратился в компетентные органы одной из стран с соответствующим заявлением. Теперь этой лазейки больше нет.

— Как прокомментируете ситуацию с Уильямом Браудером, который в России получил три обвинительных приговора, однако его розыск за границей фактически блокирован?

— Считаю, что данная ситуация лишь еще одно звено в приведенной мной выше цепи обстоятельств. Нами совместно с Генпрокуратурой и следственными органами неоднократно направлялись в Генсекретариат Интерпола документы, свидетельствующие о причастности Браудера к совершению общеуголовных преступлений на территории России. Несмотря на это, розыск фигуранта по каналам Интерпола был заблокирован.

В любом случае, наша позиция заключается в том, что лицо, обвиняемое в совершении тяжких преступлений на территории России, необоснованно исключено из розыскных учетов Интерпола. Мы и дальше будем предпринимать усилия в рамках закона для привлечения Браудера к уголовной ответственности.

— Как Интерпол участвует в борьбе с терроризмом? Какова роль российского бюро Интерпола в этой работе?

— Борьба с международным терроризмом — это комплексная задача, включающая в себя пресечение феномена так называемого «джихад-туризма», борьбу с финансированием терроризма, в том числе с общеуголовными преступлениями, совершаемыми членами международных террористических организаций в целях извлечения прибыли. Особое место в современных реалиях занимает противодействие использованию террористами информационных технологий в целях рекрутинга новых сторонников и координации противоправных действий. Нельзя забывать и о международном розыске лиц, обвиняемых в совершении преступлений террористического характера.

Для выполнения этих задач в рамках Интерпола функционируют антитеррористические проекты, служащие площадками для координации взаимодействия национальных правоохранительных органов и планирования совместных мероприятий.

Россия наиболее активно участвует в проектах «Калкан» и «Нексус» (борьба с терроризмом в Центральной Азии и Европе соответственно), а также «Иностранные террористы-боевики». Принципиальное значение для борьбы с терроризмом приобретает своевременное пополнение национальными правоохранительными органами антитеррористических учетов Интерпола. Наша страна вносит весомый вклад в формирование соответствующих баз данных. Кроме того, нами наработан солидный опыт использования различных инструментов Интерпола для отслеживания трансграничных перемещений предполагаемых террористов.

Также хотел бы отметить, что в минувшем году в Россию из государств дальнего зарубежья выданы 5 обвиняемых в терроризме, ранее задержанных по запросам Бюро.

Помимо упомянутой выше депортации из Афганистана хотел бы отметить экстрадицию из Словакии А. Яндиева, участника незаконного бандформирования, причастного к целому ряду преступлений на территории Северной Осетии. Он долгое время скрывался на территории стран ЕС, используя поддельные документы, но был идентифицирован на основании сопоставления биометрических данных.

— Вы упомянули в числе приоритетов деятельности Интерпола борьбу с киберпреступностью. Как здесь обстоят дела?

— Киберпреступность сегодня стремительно эволюционирует в связи с развитием технологий. По мнению ряда экспертов, доходы от этой незаконной деятельности скоро превысят прибыль наркоторговцев. Уже можно с уверенностью сказать о появлении в мире организованной киберпреступности.

Российское Бюро Интерпола выстроило достаточно эффективный механизм сотрудничества с зарубежными партнерами в целях противодействия киберпреступности. В России было заблокировано 37 интернет-сайтов, содержавших соответствующий противоправный контент.

Свежий пример. Полиция Аргентины в минувшем году проводила операцию «Тэрра» по борьбе с распространением детской порнографии. Им удалось выявить лицо, использующее IP-адрес российского сегмента сети Интернет для рассылки противоправного контента. Данная информация была передана нам аргентинцами по каналам Интерпола. В результате проведенных мероприятий предполагаемого педофила удалось идентифицировать. На основании сведений, фактически полученных с другого конца света, на территории нашей страны возбуждено уголовное дело.

Уделяем внимание и проблеме использования социальных сетей в целях пропаганды среди несовершеннолетних деструктивного поведения.

В 2018 году совместно с зарубежными партнерами нами выявлены несколько фактов рассылки подростками сообщений тревожного содержания. Оперативно информируем об этом подразделения органов внутренних дел по делам несовершеннолетних, сотрудники которых проводят с юными гражданами профилактические беседы. Как правило, информирование подростка о его попадании в сферу интересов Интерпола уже само по себе является мощным профилактическим фактором.

К сожалению, мы по-прежнему сталкиваемся с фактами мошенничества в сети Интернет в отношении доверчивых граждан. Наиболее распространенные из них — это предложения вложить деньги в «сверх окупаемые» инвестиционные проекты, продажа автомобилей из-за рубежа по цене значительно ниже рыночной, а также различного рода «фишинг» (массовая рассылка сообщений, содержащих ложную информацию о якобы оставленном адресату наследстве, для получения которого необходимо оплатить налог, либо иной возможности быстро обогатиться при минимальных вложениях).

Пользуясь случаем, хотел бы предостеречь граждан от участия в подобных сомнительных сделках в виртуальном пространстве. Не забывайте русскую поговорку о том, где бывает бесплатный сыр.

Но и иностранные граждане также попадаются на удочку виртуальных мошенников. Один из наиболее оригинальных способов присвоения денежных средств потерпевших — так называемая схема «русская невеста». Для ее реализации злоумышленники создают на сайте знакомств фиктивные аккаунты от имени девушек, мечтающих найти свою любовь за границей.

Как только потенциальный иностранный кавалер обозначает свой интерес к такой «невесте», у него под различными предлогами начинают тянуть деньги. Например, для оформления загранпаспорта и покупки билетов, чтобы прилететь на свидание. За последние несколько лет благодаря работе нашего Бюро удалось пресечь деятельность нескольких преступных групп, промышлявших подобным образом.

— В конце января мы стали свидетелями дерзкого похищения картины Куинджи из Третьяковки. Если говорить о произведениях искусств, похищенных в России, их список расширяется или наоборот? Вернуть удается?

— Международный розыск культурных ценностей находится на особом контроле Интерпола, поскольку подобные преступления наносят невосполнимый ущерб национальному достоянию любой страны. Со своей стороны мы регулярно выставляем похищенные в России исторические и культурные ценности в международный розыск посредством внесения их в специальную базу данных Интерпола. На соответствующий учет в прошлом году поставлено 52 предмета, в основном иконы. Это только те объекты культурного наследия, которые соответствуют жестким требованиям для постановки в указанную информационную систему.

Есть и конкретные результаты. В ноябре прошлого года нам удалось снять с торгов одного из французских аукционов виолончель Джиовани Батиста Роджери XVII века, похищенную из ФГБУК «Российский национальный музей музыки». Решается вопрос о ее возврате в Россию.

Совместно со специалистами Министерства культуры наши сотрудники выезжали в Германию для идентификации порядка 3 тыс. предметов религиозного характера, ранее конфискованных таможенниками ФРГ.

Нами инициировано проведение оперативно-профилактического мероприятия по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей в Москве. В ходе мероприятия проверено более 150 антикварных магазинов, ломбардов, вернисажей и иных мест возможного хранения и сбыта объектов культурного наследия. В результате возбуждено 3 уголовных дела за незаконную продажу государственных наград СССР. И это далеко не всё.

— Каковы ваши планы на 2019 год?

— В первую очередь, я продолжу выполнять свои обязанности на посту вице-президента Интерпола от Европы в интересах стран-членов нашей Организации. Как и прежде, основным приоритетом здесь является развитие равноправного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью, международным терроризмом и киберпреступностью.

При этом важной задачей Интерпола вижу именно гармонизацию возможностей правоохранительных органов посредством проведения унифицированной подготовки кадров, внедрения инновационных инструментов международного обмена информацией, расширения числа пользователей базами данных.

Из знаковых международных событий хотел бы выделить предстоящую в мае Европейскую региональную конференцию Интерпола в Польше. На этом форуме представителям правоохранительных органов европейских стран предстоит обсудить целый ряд инициатив по развитию полицейского сотрудничества в Европе.

Что касается деятельности российского Бюро Интерпола, мы продолжим выполнять нашу основную задачу — обеспечение эффективного международного взаимодействия в борьбе с транснациональной преступностью.

На 2019 год нами намечен ряд приоритетов. Так, мы планируем провести на территории России комплекс оперативно-профилактических мероприятий по борьбе с преступным автобизнесом, а также по противодействию преступным посягательствам на исторические и культурные ценности.

Возможности Интерпола использовались в рамках обеспечения безопасности в период проведения Зимней Универсиады в Красноярске и будут задействованы в обеспечении безопасности конкурса профессионального мастерства WorldSkills в Казани.

Будет продолжена работа по целенаправленному розыску наиболее опасных преступников, в первую очередь обвиняемых в террористической деятельности, совершении насильственных преступлений.

В рамках проекта Интерпола «Твиннинг», который направлен на оказание поддержки странам, испытывающим трудности в использовании потенциала Интерпола, мы взяли шефство над НЦБ Интерпола Сирии. В текущем году планируем пригласить коллег к себе, чтобы на практике познакомить их с опытом работы российского Бюро.

Это лишь несколько задач, над выполнением которых НЦБ Интерпола МВД России предстоит работать в 2019 году.

Читайте также: Афонский старец и монах-отшельник сообщили о страшной угрозе миру после украинского раскола (ФОТО)

В России онлайн

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий