«Продвигают антиукраинские идеи!»: Российский «левый гуру» Сёмин возмущен сносом барельефа Тарасу Шевченко в Луганске

Известный российский левый блогер Константин Сёмин возмущен сносом барельефа Тарасу Шевченко в Луганске. Об этом Сёмин рассказал в своём видео, загруженном на капиталистический сервис Youtube.

По его словам, неизвестный левый активист из Луганска прислал ему гневное письмо, в котором решительно осуждает снос барельефа «прекрасному поэту». Также, неизвестный социалист встревожен тем, что в ЛНР поднимает голову русский национализм и черносотенцы.

Я пишу вам от лица небольшого студенческого актива Луганского национального университета имени Тараса Шевченко. Университета, потерявшего свое имя. Единственным вариантом хоть как-то повлиять на происходящее — это придать событие широкой огласке в левых кругах. О том, с какой легкостью господствующий класс отсекает статьи бюджета, прикрывая это пресловутой оптимизацией.

Оптимизация и реорганизация в любой буржуазной системе представляет собой лишь очередной инструмент усиления эксплуатации в руках правящего класса и обслуживающего его государства! (…)

Образование у нас давно перестало принадлежать народу и превратилось в бездушный механизм по выращиванию рабочей силы — создателей прибавочной стоимости! (…)

Более того, оптимизация слилась воедино с усилившейся с недавних пор русской националистической и антиукраинской идеей. Не так давно украинский язык у нас стал лишен статуса второго государственного! И наш университет было решено не только переименовать, но еще и лишить имени Тараса Шевченко! И об этом говорят в официальных СМИ, давая слово местным черносотенным активистам и ученым-охранителям.

Барельеф прекрасного поэта сбит с постамента!!!

И чем мы теперь отличаемся от укронацистов? Мы убеждаемся в том, что капитал не имеет национальности, он готов прикрываться знаменем любого цвета, петь любой гимн и снести любой памятник ради снижения издержек и увеличения прибыли! Он, капитал, попрал наше название, нашу науку, нашу культуру. Когда я говорю «нашу», я подозреваю не нашу русскую, не нашу украинскую, а нашу общечеловеческую культуру!

— процитировал письмо Семин.

Комментируя вышесказанное следует отметить, что на вопрос «чем вы отличаетесь от укронацистов?» уже давно был дан ответ, — абсолютно всем. Например, ситуацию с языками в Донбассе и на Украине даже некорректно будет сравнивать. В Донбассе, где практически 100% жителей говорят на русском языке, государственный статус украинского языка, добавленный «для галочки» в конституцию, вызывал недоумение и возмущение. В то же время, на Украине, где подавляющее большинство говорит на русском языке, он не только не имеет государственного статуса, но и запрещен в образовательной системе.

Второй пункт, который неизбежно прозвучит от любителей СССР вслед за заклинанием «не уподобляйтесь» — это клятвы в любви к украинскому языку, который «ни в чем не виноват», а также заверения в том, что Шевченко «великий поэт». Разумеется, никто из них не сможет объяснить, что дает им основания называть его «великим», а также, объяснить, что именно красивого в украинском языке. А когда сторонники левых идей слышат о том, что украинский язык вовсе не «соловьиный и не мелодичный», а вполне обычный, и о том, что Шевченко, объективно, не тянет на звание «великий писатель», они называют собеседника «недалеким рабом капитала».

Также, если кому-то непонятно, как взрослый, психически здоровый человек может в 21-м веке, в 2020 году с серьезным лицом рассказывать про «господствующий класс», «эксплуатацию буржуазной системой» и «угнетенных создателей прибавочной стоимости», то здесь нужно напомнить, что в данном случае речь идет о гражданской религии. И заявления фанатов СССР очень схожи с религиозным фанатизмом, который отвергает логику и здравый смысл.

Например, сторонники левых идей утверждают, что развитые страны испорчены потреблением, а советский человек стоял в очередях за большинством товаров, доставая их «по блату» и демонстрируя потребление в чистом его виде довольствовался только идеей построения светлого будущего.

И в данной ситуации было бы логично проповедовать социализм, самоотречение и отказ от потребления не из сытой капиталистической Москвы, а из тех мест, которые наиболее соответствуют религиозным воззваниям коммунистов.

Например, из Донбасса, который превратился в своего рода парк советского периода, где люди в ожидании наступления коммунизма переформатирования Украины наблюдают, как деградирует экономика, а на некогда многолюдных тротуарах сквозь плитку прорастает трава.

Сюда не дотянулась когтистая лапа капитализма, здесь не ведут свою деятельность транснациональные корпорации, здесь нет банков и не летают самолеты. А учитывая, что авторизованных сервисных центров здесь тоже нет, то купленный, например, современный телевизор придется везти на ремонт за 200 километров от Донецка, — в Ростов-на-Дону. Это, в свою очередь, должно являться для коммуниста дополнительным стимулом ограничить потребление, и сказать решительное «Нет!» звериному оскалу капитализма, пытающемуся подсунуть людям высокотехнологичные товары.

Только пожив в Донбассе, где наяву воплощены все «достижения» СССР, такие как повальная нищета, исчезновение демократии и полное отсутствие перспектив, можно понять тот масштаб глупости, которую культивируют адепты коммунистической идеологии.