Расцвет «оси Москва-Пекин» грозит увяданием американской гегемонии, — Bloomberg

В эпоху Дональда Трампа важные события порой оттесняются на второй план.

То же самое произошло и с выступлением глав американских спецслужб на Капитолийском холме, в ходе которого они представили свою оценку мировых угроз, пишет обозреватель Bloomberg Хал Брэндс.

Это событие привлекло внимание СМИ в основном потому, что директор Нацразведки Дэн Коутс и директор ЦРУ Джина Хаспел в своих докладах открыто выступили против политики Трампа по отношению к Северной Корее и Ирану. По словам Коутса и Хаспел, Ким Чен Ын не собирается расставаться с ядерным оружием, в то время как иранцы, как бы им того не хотелось, сейчас его не строят.

При этом свидетельство Коутса вызвало у Трампа предсказуемую истерику: тот отчитал собственных разведчиков и посоветовал им «вернуться в школу».

«Однако, по большому счёту, из-за этой стычки самые интересные аспекты доклада разведсообщества оказались потеряны, хотя они и проливают свет на три тенденции, которые могут серьёзно изменить мировую обстановку к худшему», — считает автор.

Первый аспект — это сближение Китая и России. На протяжении нескольких лет отношения Вашингтона с Пекином и Москвой ухудшались, и выступление представителей разведсообщества может кое-что сказать о том, что они думают по этому поводу. Россия, как считает журналист, — это «клонящийся к закату, но агрессивный игрок, который, скорее всего, будет всё активнее пытаться вмешиваться в выборы и вести информационную войну против США и других демократий».

В то же время Китай, продолжает Брэндс, — это не просто «ревизионистская держава»: Пекин проводит «долгосрочную стратегию для достижения мирового господства». Стоит отметить, что в докладе о двух «авторитарных соперниках» Америки говорится следующее: «Китай и Россия в большей степени согласовывают свои действия, чем когда-либо начиная с середины 1950-х годов».

По мнению автора, эти страны сблизятся ещё больше на почве одинакового отношения к демократическим ценностям и мировому лидерству США. Россия и Китай теперь сотрудничают в таких областях как военные учения, продажа оружия, энергетика, экономика, а также пытаются «подорвать международные нормы в плане соблюдения прав человека». Подобное сотрудничество даёт возможность каждой из этих стран противостоять США.

Китай, например, улучшил свою военную систему ограничения и воспрещения доступа и манёвра, покупая (а иногда и копируя) российские технологии. Даже в тех отраслях, где Москва и Пекин не сотрудничают напрямую — например, в плане поддержки «авторитарных режимов и подрыва демократической формы правления за рубежом» — их усилия накладываются друг на друга.

Учитывая, что «ось Москва-Пекин» распалась ещё в 60-х, у китайско-российских отношений, возможно, есть ограничения в долгосрочной перспективе. Если Китай действительно настроен на захват мирового господства, то России придётся иметь дело с агрессивным колоссом на своей границе. Однако в среднесрочной перспективе США предстоит противостояние с квазиальянсом из двух его главных соперников.

Второй аспект — это союзники США. На первой же странице доклада Коутс предупреждает: «Некоторые союзники и партнёры США пытаются обрести большую степень независимости от Вашингтона в ответ на происходящие, по их мнению, изменения в политике США в области безопасности и торговли; они становятся более благожелательно настроены по отношению к новым двусторонним и многосторонним партнёрствам».

Формулировки в этом документе достаточно обтекаемые, признаёт обозреватель, однако даже это одно предложение показывает всю ту тревогу, которая охватила геополитическую коалицию
США.

Эта тревога возникла ещё до Трампа, хотя американский президент её и усугубил. На протяжении многих лет союзники США в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе беспокоились, что воля и потенциал США по защите международного порядка иссякает.

Инциденты вроде фиаско 2013 года с «красной линией» в Сирии и успехи Китая по установлению контроля над значительной частью Южно-Китайского моря вызвали вопросы относительно намерений США, а изменения военного баланса в Восточной Европе и западной части Тихого океана подогрели опасения по поводу упадка американского потенциала.

Кроме того, антисоюзническая риторика Трампа, его склонность к ведению торговых войн против ближайших друзей Америки и его беспорядочные действия заставили многих союзников и партнёров США рассмотреть возможность создания запасного плана — даже несмотря на то, что США увеличили расходы на оборону и прикладывают усилия по сдерживанию России в Восточной Европе.

То, что политологи называют «хеджингом», или уменьшением рисков, становится всё более распространённым явлением: от Австралии и Японии до Франции и Германии страны пытаются развивать новые отношения ради смягчения удара на тот случай, если окажется, что на Вашингтон уже нельзя рассчитывать. Разговоры о европейской армии, попытки Японии наладить более тесные отношения с Австралией и Индией, намёки на готовность Филиппин примириться с Китаем — всё это элементы одной парадигмы. Более того, эти тенденции получат ещё более выраженную окраску, если Трамп или другой скептик американского глобализма одержит победу на выборах в 2020 году.

И, наконец, большую роль здесь играет и технологическое развитие. Американское разведсообщество не обделило вниманием и этот вопрос. Китай теперь может осуществлять кибератаки, которые могут нанести огромный урон критически важной инфраструктуре США, для восстановления которой потребуются дни или даже недели, в то время как Россия «имеет в распоряжении киберактивы, позволяющие ей сеять серьёзную смуту в американском обществе в случае кризиса».

В более широком смысле развитие международной экономики и мировая политика будут определяться новыми технологиями вроде искусственного интеллекта, квантовых вычислений и синтетической биологии. Та страна, которая захватит в этих областях господство, получит огромное преимущество над своими соперниками. Об этом многие годы говорили Владимир Путин и Си Цзиньпин; на это же сейчас указала и американская разведка.

Более того, нет никаких гарантий, что США вырвутся в этой гонке вперёд. Американское интеллектуальное лидерство в науке и технологиях уже не так велико, как прежде. На 1996 год более 50% академических цитат приходилось на американских исследователей, сейчас же этот показатель опустился до 35%. При этом доля Китая с незначительной поднялась до более 20%.

Поэтому Пекин уже вполне мог обогнать США в плане искусственного интеллекта и других инновационных технологий.

«На протяжении многих десятилетий американцы считали своё технологическое преимущество геополитическим тузом в рукаве. Однако теперь технологические прорывы грозят увяданием американской власти и смутными временами для всего мира», — считает автор.

Читайте также: «Их нельзя переучить»: Народная артистка СССР призвала украинцев «изолироваться» от россиян

#новостиновороссии
Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий