Секретные поражения США: Творится что-то неладное (ФОТО)

В Афганистане точно творится что-то неладное. Несколько лет назад Кабул и Вашингтон полностью засекретили данные о потерях силовиков и фактически ввели военную цензуру.

Этой весной Департамент Обороны отказался публично информировать Сенат США о том, какие территории контролируют власти, а какие — вооруженная оппозиция. НАТО начало фактическую информационную войну, направленную на формирование «позитивной картинки» афганской войны в других странах.

Проблемы явно есть. Еще зимой гласности был предан доклад о ситуации в Афганистане «RANDCorp», подрядчика армии и спецслужб США.

Группа экспертов сделала вывод:

«Общим мнением стало, что у войны в Афганистане нет военного решения, но это, в лучшем случае только половина правды. Победа, видимо, не относится к доступным вариантам, но поражение — относится…»

Авторы доклада подчеркнули, что намеченный вывод иностранных войск из республики с любой мотивацией будет означать именно военное поражение в конфликте

Попытаемся разобраться, что происходит в республике и в чем причина неудач НАТО.

Немного политики

Причина обострения ситуации в Афганистане не только в военной плоскости, но и в политических проблемах. В конце мая истекают полномочия президента Ашрафа Гани, избранного в 2014 году, и назначенного им кабинета министров.

Выборы должны были пройти в апреле, но из-за разрастающегося военного конфликта их пришлось перенести.

Верховный суд продлил президентские полномочия до осени, но большинство политиков считают решение незаконным.

15 из 18 кандидатов в президенты Афганистана потребовали создать временный коалиционный кабинет, чтобы выйти из политического кризиса. Однако Гани предпочел законсервировать ситуацию, опираясь на поддержку Запада.

Учитывая контакты противников Гани с Россией, пусть менее серьезные, чем многие считают, Вашингтон склонен поддерживать Гани до последнего.

В этой ситуации все большую угрозу для официального Кабула начинает представлять оппозиция во главе с бывшим президентом Хамидом Карзаем. Ее представители еще в феврале 2019 года провели собственные переговоры с представителями движения Талибан в Москве.

Как известно, талибы отказываются вести переговоры с Гани, называя его «американской марионеткой», но, в принципе, принимают оппозиционеров.

Существует риск «сепаратного мира» между вооруженной и легальной оппозицией с последующим захватом власти в Кабуле под лозунгом прекращения войны.

Прошедшие парламентские выборы, результаты которых подсчитывались более недели и не вызывают особого доверия в обществе, показали, что легальной политический процесс в тупике.

Поэтому к беспорядкам или даже вооруженной борьбе готова даже легальная оппозиция, несвязанная с боевиками.

Например, в Мазари-Шарифе назначение нового шефа полиции в марте 2019-го привело к вооруженным столкновениям между полицейским спецназом и сторонниками бывшего губернатора Атта Мухаммада Нура.

В итоге противостояния Кабулу пришлось заключить соглашение с местными элитами, условия которого не разглашаются.

В принципе, ничего не мешает оппозиционерам попытаться открыть «второй фронт» против Кабула, если действующий президент не будет считаться с их интересами. Поэтому для Гани и Дональда Трампа так важно решить проблемы с боевиками до того, как в столице Афганистана соберется «майдан».

Война в цифрах

Между тем военная обстановка остается очень сложной. Власти не называют точных цифр потерь силовиков, однако Департамент Обороны упомянул в очередном докладе — о росте этого показателя на 21% в течение зимы 2018/19 г.

По неполным данным местных корреспондентов, с 1 января до начала мая 2019 года в стране погибло не менее 1478 силовиков, 9 американских военных и неизвестное число наемников из западных ЧВК.

По нашим оценкам, потери боевиков около 900–1100 убитых, хотя они уступают противнику в оснащении и подготовке. Ни Вашингтон, ни Кабул эти данные никак не комментирует, пытаясь просто игнорировать проблемы на публике.

Высоки и потери мирного населения, причем они опасны не только с гуманитарной точки зрения, но и для самих проправительственных сил.

По данным Миссии ООН в Афганистане, за первый квартал 2019 года резко, на 36%, сократилось число жертв среди гражданских, погибших от рук вооруженной оппозиции.

Одновременно число жертв проправительственных сил резко выросло (+39%), хотя раньше соотношение было обратным.

Ситуация, видимо, дальше будет только усугубляться, так как в марте Генштаб Афганистана публично заявил о том, что армия прекращает брать боевиков в плен.

Ранее такие приказы отдавались на уровне местного командования армии и полиции, но весной власти объявили это основой официальной политики.

Проблема не только в том, что это грубое издевательство над правом.

Подобные приказы создают богатую почву для различных злоупотреблений силовиков, позволяя безнаказанно убивать на довольно хлипких основаниях.

В апреле в провинции Хост афганские полицейские расстреляли участников свадебного кортежа, предположительно, за отказ платить взятку. Погибли 5 человек.

В мае в провинции Нангархар местный отряд самообороны убил, по неизвестным причинам, 4 мирных жителя. По данным «New York Times» «самооборонщики» действовали при поддержке официальных властей, а их военную подготовку вели инструкторы ЦРУ.

Подобные проблемы стали типичными еще в начале 2019-го.

Впервые за всю историю наблюдений число жертв войск и полиции превысило потери населения от рук боевиков. За первые три месяца этого года силовики США и Афганистана убили 261 мирного жителя, проправительственные отряды самообороны еще 44 человека.

Убиты в ходе операций Талибана* 173 человека, от рук ИГИЛ* и боевиков неустановленной принадлежности — 54 гражданских.

Продолжение бессудных расправ будет означать критическую потерю популярности властями и рост числа рекрутов у боевиков.

Тенденция заметна уже сегодня.

С февраля по апрель Талибан опубликовал списки более 2020 человек, перешедших на сторону движения в эти месяцы.

Большая часть — бойцы местных отрядов самообороны, которые просто меняют сторону в конфликте, но есть и силовики, перешедшие на сторону вооруженной оппозиции с оружием в руках.

Учитывая, что имена перебежчиков известны, но сообщения никем не опровергнуты, информация кажется достоверной.

Причем в этих списках не учтены захваченные в бою.

Например, от 50 до 100 пленных пограничников, сдавшихся боевикам в ходе нападения на провинцию Бадгис в начале весны на границе с Туркменистаном. Большинство из них были разоружены и отпущены под честное слово оставить службу и не участвовать в войне.

Почему боевики наступают?

Одна из причин явного усиления боевиков этой весной — рост их боевого мастерства. Сказывается и накопление опыта, и появление армейских перебежчиков, и, наконец, появление «военных специалистов» из Сирии и Ирака.

По имеющимся данным, одна из тренировочных баз, где иностранные боевики готовят афганскую «смену», находится в уезде Шигнан (северо-восток Бадахшана на таджикской границе).

Многие инструкторы — члены группировок «Аль-Каида»* и «Исламская партия Восточного Туркестана»* (уйгурская группировка), нашедшие убежище у талибов и за это обучающие их рекрутов.

Аналогичные тренировочные лагеря с участием «сирийских советников» действуют в подконтрольных ИГИЛ районах провинции Нангархар (юго-восток страны).

Эти «уроки» как минимум позволили сильно повысить уровень работы минеров, стрелков и тактическую подготовку боевиков.

Примерами, могут служить хорошо организованные атаки против крупных военных баз «Майдан-Шар» (30 км от Кабула, 126 погибших) и «Шораб» (Гельманд, юг страны, более 50 погибших).

В обоих случаях атаки начиналась с мощного подрыва заминированного транспорта у КПП и последующей скоординированной атаки штурмовых групп с прорывом на территорию базы.

Раньше такие цели были талибам «не по зубам»: «Майдан-Шар» — был крупной базой национальной разведки, в «Шорабе» — размещался тактический аэродром.

Однако при атаке под Кабулом использование мощного СВУ и скоординированные действия группы из смертников позволили быстро нанести врагу неприемлемые потери.

В Гельманде сыграло роль скрытое сосредоточение сил и хорошее планирование операции. Были учтены даже сильные дожди, которые помещали быстро перебросить подкрепления к объекту.

Судя по всему, рост качества планирования атак и позволил Талибану в начале года сократить число сторонних гражданских потерь, о чем мы писали выше.

Разумеется, это не делает боевиков белыми и пушистыми: в апреле — мае были случаи расправ над членами семей полицейских и военнослужащих, бессудные казни в подконтрольных районах и т. п.

Однако снижение случайных жертв должно помочь боевикам заручиться поддержкой населения.

В случае уже упоминавшихся боев в Бадгисе столкновения шли без всяких скидок на партизанский характер войны.

Талибан контролировал весь восток провинции и осаждал ее административный центр в течение нескольких недель, при этом не прекращая атак в других регионах страны.

Вообще, показательна ситуация, когда боевики удерживают захваченные районы месяцами без каких-либо реальных попыток властей отбить захваченное.

Например, уезд Чапа-Дара (провинция Кунар на востоке Афганистана) минимум с марта 2019-го контролируют, граница зон влияния стабильно проходит в районе реки Печ, за которой находятся войска и лагеря для беженцев. Контратаковать и отбить районы Линдалам и Дигал пытаются друг у друга Талибана и ИГИЛ, а правительственный войска даже не смотрят в ту сторону.

Общая ситуация неизвестна достоверно, но решение США засекретить данные о зонах контроля в стране намекает, что — текущие реалии Вашингтон совсем не радуют.

Читайте также: Майдан в центре России? — бандеровские «скакуны» переместились в Екатеринбург (ВИДЕО)

Никита Мендкович, специально для «Русской Весны»

* Запрещенные в России террористические организации

#новостиновороссии
Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий