0

Сергей Веселовский: Мужчины не плачут, мужчины огорчаются

Поделиться в:

Почему об Одессу сломано столько копий?
Отчего все вокруг «гонят на одесситов», а сами одесситы, заняв круговую оборону, истерично огрызаются?

Почему все мы, «тупая вата, которая гораздо противнее тупых рагулей», (прямая цитата одного куивского алкоголика из Гомеля), в очередной раз побили горшки, взаимно перебанив тысячи друзей?

А всё, на самом деле, очень просто.

Для каждого нормального русского (советского) человека, даже ни разу в жизни не побывавшего в Одессе, этот город всегда был неразрывной частичкой души. Как Сталинград. Как Москва. Как Брестская крепость. Как Крым…

Одесса — это не город. Это символ. Это как светлое воспоминание о детстве. Как первая трепетная любовь к девочке, которую ты так никогда и не поцеловал. Слова «Одесса-мама» для нас — это не просто слова. Песня про Мишку-одессита заставляла плакать точно так-же, как песня про Костю-моряка плясать миллионы людей от Риги до Владивостока.

Поэтому ни один нормальный человек, где бы он не жил, никогда не смирится с тем, что стряслось с Одессой. Поэтому искренняя неподдельная скорбь сменялась яростью благородной, вскипавшей, как волна, а ярость бессильным отчаянием и безысходностью от невозможности прийти на помощь городу-герою.

Для самих же одесситов их город — это прежде всего место проживания со всеми тяготами и лишениями многолетней оккупации. Все те, кого не уничтожили, не посадили, не выдавили за пределы Украины, вынуждены были смириться. Приспособиться, чтобы выжить. И ждать…

Мы, люди извне, по причинам, указанным мною выше, руководствуясь исключительно эмоциями, возмущены совершенно искренне «трусливой пассивностью» горожан, не способных подняться «на бой последний святой и правый» и победить, закидав врага десятками тысяч трупов.

Одесситы же, оставшиеся без Скрипача, Свата и тысяч земляков, ушедших сражаться на Донбасс, отказываются с голыми руками и без командиров бросаться на амбразуры.

При этом я хочу напомнить о том, что за тридцать лет незалёжности выросли сотни тысяч одэсьцив-приспособленцев, всяких разных стерненок-гончаренок, для которых святые для нас смыслы и понятия — пустой звук. Одесситам сегодня очень непросто признать, что одэсьцив в их городе слишком много.

Зачем я всё это написал? Затем, чтобы навести порядок в собственной голове и снять камень с души. И потому ещё, что под утро мне приснился Кваснюк, с которым мы говорили обо всём, выше написанном.

Одессе, как и нам всем, сейчас очень недостаёт Григория Витальевича.

Сергей Веселовский, специально для News Front

Поделиться в:

Читайте также: Новости ДНР

admin

Добавить комментарий