«Спать ложимся с молитвой»: в Карелии многодетная мать живет в доме, признанном судом аварийным

Сразу после январских праздников пресс-служба правительства Карелии официально объявила: программа расселения аварийного жилья в республике завершена успешно и в срок. С этим оптимистичным выступлением плохо вяжутся истории граждан, запертых в аварийных бараках.

Эти люди живут в условиях постоянного риска для жизни и здоровья, и даже победа в суде ничего им не гарантирует. В ситуации разбирался корреспондент Федерального агентства новостей.

Именно в такой ситуации оказалась жительница Питкяранты, многодетная мать Ольга Карху, а также ее соседи. Все они живут в аварийном доме, протопить который зимой практически невозможно: температура не поднимается выше +10 градусов.

Еще в 2012 году суд постановил переселить граждан в благоустроенное жилье, но вопрос с переселением Карху до сих пор не решен. За прошедшие 7 лет местная администрация заплатила почти полмиллиона рублей штрафов, а ведь злостное уклонение от исполнения решения суда может квалифицироваться как уголовное преступление. 

«Спать ложимся с молитвой, боимся сгореть или замерзнуть насмерть, — рассказала ФАН Ольга Карху. — У меня сын состоит на медицинском учете, от перепада температуры у него начинаются судороги. Все, что нам нужно, — это спать в тепле и не бояться за свою жизнь. Хотя бы временное жилье пусть дадут! Мне пишут, что мой дом входит в новую программу расселения. А что мне эта программа?

Мы уже много лет живем как на войне. Спим в верхней одежде, мерзнем, боимся пожаров. В моей квартире мы поменяли всю электропроводку, но сам дом — послевоенной постройки с соответствующими сетями. Там вся проводка горит. Недавно в Питкяранте был пожар, в котором пострадала многодетная семья. И вот мы тоже ложимся спать — и молимся, чтобы утром проснуться живыми». 

Дом, в котором проживают Карху и еще несколько семей, может стать находкой для съемок фильма о войне. Выбитые окна, перекошенные стены, гнилые полы, отваливающаяся из-за протечек плитка с потолка и следы от пожаров.

«Печка кухонная упала, потому что дом «гуляет», и ее пришлось снять. Из щелей постоянно дует, — рассказывает Ольга. — Я начала жаловаться на свою ситуацию с июня 2012 года. Обращалась в нашу мэрию с просьбой признать дом аварийным.

Поскольку они этого не сделали, мы с соседями пошли в суд. Всего нас судилось четыре семьи из восьми, проживающих в доме. Суд постановил вызвать независимую комиссию, на которую мы согласились. По результатам обследования квартиры всех обратившихся признали непригодными для проживания».

Ни у Ольги, ни у ее соседей нет юридического образования, и они не знали, что надо было добиваться признания аварийным всего дома. Только в 2015 году, по совету знакомых, Карху занялась этим вопросом. 

«Я отнесла в администрацию копию своей экспертизы, и по этой экспертизе дом признали целиком аварийным, — рассказывает женщина. — Нас включили в программу, которая должна вступить в силу только в 2019 году».

По решению суда Ольга с соседями стоят в отдельной очереди. Вот только определить свой порядковый номер в ней невозможно. Сначала женщину долго кормили обещаниями, а после перехода полномочий администрации Питкярантского городского поселения к администрации района в октябре прошлого года вдруг оказалось, что списки очередников там делают заново.  

«Я постоянно держу связь с судебными приставами, они работают, выписывают администрации штрафы, — похвалила работу служителей закона многодетная мать.

— Администрации регулярно напоминают об уголовной ответственности за неисполнение решения суда, но уже 7 лет чиновники отделываются штрафами. В общей сложности они заплатили почти полмиллиона рублей, еще немного добавить — и можно было бы купить квартиру».  

В ответ на запросы Ольги и ее соседей администрация исправно собирает комиссии и заново осматривает дом.

«Можно подумать, от этих комиссий дом помолодеет и в нем станет теплее, — возмущается Карху. — У меня, как у президента, — целый стол бумаг. Есть все подтверждающие документы, все на руках.

Я не знаю, зачем они создают новые комиссии и ходят ко мне домой, имеется экспертиза и акт из Петрозаводска». 

Во время судебного процесса в 2012 году Ольга официально имела статус многодетной матери. Помимо троих родных детей, женщина воспитала дочь умершей подруги и сына своего гражданского мужа. Трое детей за прошедшие после суда годы успели стать совершеннолетними.  

В ноябре женщина обратилась к главному инспектору аппарата полномочного представителя президента РФ в СЗФО по Республике Карелия Ивану Сивину с просьбой содействовать решению вопроса. 

«Секретарь зафиксировала наши обращения, но ответа мы так и не получили, — отметила Ольга Карху. — Позвонила ему в Петрозаводск, и мне посоветовали обратиться к главе Питкярантского муниципального района Дмитрию Трошину.

Главе я написала 21 декабря и попросила дать мне ответ о том, какая я в очереди, в какой срок будет исполнено решение суда, и просила обеспечить семью благоустроенным маневренным фондом». 

В ответ на это обращение женщине в очередной раз сообщили, что благоустроенные жилые помещения и свободный маневренный фонд нужной площади в Питкяранте отсутствует. Кроме того, в связи с передачей полномочий по обеспечению проживающих в поселении и нуждающихся в жилых помещениях малоимущих граждан от одной администрации к другой началась перерегистрация «очередников», так что порядковый номер определить невозможно. 

В отчаянии женщина решила собрать детей, подушки и одеяла и отправиться жить в городскую мэрию. 

«29 января там как раз планировалась сессия народных депутатов, все были в сборе, — поделилась планами Карху. — Я хотела получить ответ, когда и куда нас переселят.

В противном случае собиралась жить в мэрии, хотя бы в тепле поспали. Уже 7 лет с решения суда прошло, а они мне пишут отписки, что жилье мне предоставят по мере возможности».

Средств на коммерческий съем жилья у многодетной матери нет. Она работает в Питкярантском филиале технологического колледжа и получает 16 тысяч рублей. Да и этот доход она может скоро потерять: в рамках всеобщей оптимизации Республики Карелия колледж закрывают.  

Видимо, убедившись в твердости намерений Ольги поселиться в администрации, утром 29 января ей позвонил глава района Дмитрий Трошин и пообещал перевезти семью в благоустроенную квартиру.

Правда, эта квартира в два раза меньше, чем занимаемая Ольгой сегодня, но женщина готова согласиться на нее с условием получения второй для детей. Тем не менее 7 лет борьбы за исполнение судебного решения не позволяют Ольге до конца поверить в очередные обещания чиновников. 

«В пятницу я пойду подписывать документы с юристом, — сообщила Карху. — Я уже никому не верю, никаким обещаниям. Даже сейчас нам не озвучили ни конкретных сроков решения нашего вопроса, ни четких перспектив, ни того, как будет окончательно решен наш вопрос.

Кроме того, помимо нашей семьи в доме проживают другие люди, и таких историй у нас очень много. Каждый раз, получается, надо мэрию штурмом брать. Видимо, до Петрозаводска наши истории вообще не доходят, вон у них как все хорошо в отчетах».

admin

Добавить комментарий