В парламенте ДНР заверили, что пристально следят за деятельностью «угольных артелей» на востоке Республики

В парламенте ДНР следят за деятельностью «угольных артелей» на востоке ДНР. Об этом рассказали в пресс-службе Народного Совета ДНР.

На мероприятии присутствовали представители Торезского межрегионального отдела Государственного горнотехнического надзора в угольной промышленности Гортехнадзора ДНР, прокуратуры города Снежное и городской администрации. Участники заседания обсудили ситуацию, сложившуюся в связи с деятельностью по добыче угля, осуществляемой на территории Снежного рядом физических лиц – предпринимателей. В частности, ознакомились с материалами о результатах обследования мест ведения работ по добыче угля и выявленных нарушениях представителей Торезского межрегионального отдела Государственного горнотехнического надзора в угольной промышленности и администрации города.

Кроме того, вся собранная информация будет проанализирована и в дальнейшем использована для совершенствования законопроекта “Об особенностях регулирования отношений, связанных с добычей угля некоторыми субъектами предпринимательской деятельности, и о внесении изменений в отдельные законы Донецкой Народной Республики»

– сообщили в пресс-службе НС ДНР.

Уточняется, что по итогам обсуждений принято решение рекомендовать указанным физическим лицам – предпринимателям предоставить планы развития горных работ с заключениями независимых специалистов об их влиянии на земную поверхность, здания и сооружения.

Следует отметить, что термин «угольные артели», в большинстве случаев, подразумевает низкотехнологичную добычу угля открытым способом, либо на небольшой глубине, — т.н. «копанки». А отдельные гигантские котлованы, и расположенные рядом с ними огромные отвалы породы, оставленные различными «предпринимателями» нужно оставить в качестве памятника будущим поколениям жителей Донбасса. Как пример нанесения чудовищного по своему масштабу урона экологии и плевка в лицо государству и обществу.

Поскольку не получится дать иное определение ситуации, при которой в заповедной степи, ради нескольких сотен тысяч долларов прибыли, бульдозеры выкапывают огромные кратеры. И здесь вряд ли будут уместны разговоры о зарплате, которую получают работники этих «копанок», — оправдать такую добычу угля нельзя ничем. В данном случае можно говорить только о завершении текущей добычи на существующих участках «угольных артелей», и о полном прекращении выдачи разрешений на такого рода варварскую деятельность. Парируя заявления о том, что «эти копанки кормят целые поселки» нужно особо подчеркнуть: если так будет продолжаться и дальше, в этих поселках станет некому жить. Просто не найдется желающих проживать в «лунном пейзаже», в окружении заполненных водой гигантских ям и многочисленных терриконов. А «предприниматели», заработав деньги на «угольных артелях», с очень большой долей вероятности уедут из ДНР.

Отдельно стоит упомянуть недавно озвученную позицию руководства ДНР о том, что «Донбасс будет держаться на угле» и что «это нужно передать следующим поколениям». Также, начинается эксплуатация старых советских лозунгов и звучат заявления о необходимости «восстановить славу шахтерского региона». Но сделать это не получится в любом случае, поскольку в советское время эти лозунги существовали только для того, чтобы оправдать подземный труд за относительно небольшую заработную плату и при общем низком уровне жизни населения. Во-вторых, никакого будущего добыча угля не обеспечит, — в мире стремительно развиваются технологии альтернативной энергетики, и на фоне этого процесса стоимость угля будет снижаться, а заниматься его сбытом будет становиться все сложнее. И здесь нужно задуматься, — ради чего на очень небольшой территории Донбасса будут извлекать из под земли сотни тысяч тонн угля и породы. Поскольку нанесенный колоссальный ущерб экологии региона будет несоизмерим с теми деньгами, которые удастся выручить за дешевеющий уголь.

Не говоря уже о том, что в обществе, в котором большая часть жителей имеют крайне низкие доходы, весьма вероятно, начнется процесс узурпации власти, как минимум, на локальном уровне теми, кто будет получать сверхприбыли на фоне общей нищеты и отсутствия демократических процессов. Эти процессы неизбежны, и всё это уже происходило в Донбассе в начале 90-х годов. Подобного рода деятельность, позволяющая без особых усилий зарабатывать большие деньги, является самой лучшей питательной средой для коррупции.

Нет и не может быть никакого будущего у государства, которое основой своей экономики собирается сделать добычу каменного угля. Простейшая линия по производству алюминиевых деталей, запущенная в правовом, демократическом государстве, будет иметь гораздо большие переспективы для экономики, чем «угольная артель».

Людям, имеющим деньги и желание работать в ДНР, нужно рассказывать не о «копанках», а, к примеру, предложить им запустить ЗЭМЗ, наладив там производство качественных копий разрекламированных башенных кранов для их продажи по всему миру. И можно с уверенностью утверждать, что к тем, кому удастся вывести машиностроение из коллапса, не будет никаких вопросов ни от властей, ни от общества, даже если они начнут получать сотни миллионов долларов прибыли ежегодно. Поскольку они заработают эти деньги напряженным трудом, обеспечив рабочие места для высококлассных специалистов и потянув за собой вверх многочисленные смежные отрасли.

А если на крупнейшем химпредприятии ДНР начнут эксперементировать и помимо фармацевтического производства осваивать, например, производство пользующихся большим спросом аккумуляторов типоразмера 18650 (по сути, рулон фольги с тончайшей прослойкой лития), то именно это производство имело бы огромные перспективы. Потому что, произведенный в ДНР, к примеру, электросамокат, стал бы эталоном высокотехнологичного продукта, обладающего небольшим размером и весом, но имеющего, при этом, цену, существенно превышающую его себестоимость. Очевидный плюс высокотехнологичного производства в том, что его можно организовать и в условиях блокады, — относительно небольшое количество алюминия, и мизерное, по меркам бывших советских предприятий, количество химических компонентов можно поставлять в Донбасс даже в условиях непризнанности и экономических санкций.

Ну а резюмируя вышесказанное нужно отметить, что крупные и легальные угледобывающие предприятия, конечно же, должны работать, а их сотрудники должны получать соответствующую их тяжелому труду зарплату, пенсию и полный соцпакет.

Но приоритеты для развития экономики государства нужно закладывать уже сейчас.