В поисках протестующих в Хартуме: реальность против истерии в СМИ

Корреспонденты Федерального агентства новостей продолжают работать в столице Судана Хартуме, где они попробовали найти следы сотрясавших страну масштабных протестов, информация о которых была растиражирована западными СМИ. Реальность оказалась гораздо скучнее катастрофических картинок в СМИ.

Лететь в столицу Северного Судана было немного страшно, потому что в зарубежных СМИ царила настоящая истерия — мол, в Хартуме многотысячные митинги, улицы заполнены протестующими, горящими покрышками и баррикадами, а в вооруженных столкновениях с полицией уже погибло несколько сотен людей. Согласитесь, оказаться в такой обстановке — мало приятного. К счастью, реальность сильно отличается от картины, которую пытаются представить публике некоторые заинтересованные в личной выгоде стороны.

Протестные настроения тут действительно присутствуют, к митингам и свержению власти призывают в закрытых группах в соцсети Facebook. Впрочем, попасть в эти «закрытые группы» не так уж сложно, — например, в пабликах местных коммунистов можно найти ссылки на группы, да еще и подписаться на SMS-рассылку, чтобы знать, где и когда будут митинги. Активность в этих группах не впечатляет, — такое ощущение, что многие состоят там только чтобы знать, где будут протесты, и избегать их. Мы подписались на SMS-рассылку, за пару недель пришло всего два сообщения, оба в один день.

Ловим такси и называем водителю нужный нам район, он пытается уточнить, где именно нас там высадить, отвечаем, что определимся на месте. Однако на месте определиться было непросто: таксист уже минут 30 кружил с нами по району Хадж-Юсеф, а все, что удалось нам обнаружить — несколько полицейских патрулей на перекрестках. Решаемся спросить про сегодняшние протесты у таксиста, авось он в курсе.

— А-а, да, слышал, что сегодня собирались вроде что-то устроить, но не знаю где.

— А чего не узнали то? Вдруг приедете на вызов и попадете под народный гнев?

— Да какой народный гнев? Их никто особо не поддерживает. Это в СМИ пишут про тысячи протестующих и сотни трупов, а на деле их там по 10-15 человек собирается и при виде полицейских все сразу разбегаются. Вещь маленькая, а расписывают как глобальное явление.

— То есть неправду пишут?

— Конечно нет. Вы посмотрите — кто пишет? Западные СМИ. Им выгодно показать, как будто у нас тут хаос и бардак. Вспомните, что они писали про Дамаск в Сирии, что его там чуть ли не с землей сравняли, хотя на деле жизнь там текла своим чередом. Так и тут. Смотришь вокруг — протесты если и есть, то мелкие, а стоит включить или почитать зарубежные СМИ, так ощущение, что тут уже весь город разнесли.

Решаем выйти на одной из улиц и спросить у местных. На удивление, наш план срабатывает.

«Так перенесли же место сбора!» — объясняет нам молодой парень, который с несколькими своими друзьями сидел возле дома.

Он помогает нам найти на картах в телефоне новое место сбора и поймать тук-тук. Прежде чем поехать, спросили у него, почему он сам не участвует в сегодняшнем митинге.

«А толку от них нет. Да и патрули вон катаются, не хочется дубинкой получить», — был ответ.

Приехали на новое место сбора в этом же районе. Небольшой овощной рынок на перекрестке, пара бедных кафе и… полиция. Три грузовика и два джипа, всего около 40 полицейских.

Стало немного страшно — район-то явно небогатый, людей много, как бы нам сейчас под замес между ними и правоохранителями не попасть. Однако местные жители и полицейские даже не думали конфликтовать. Пара мальчуганов в грязных одеждах вместе с несколькими полицейскими с одного кувшина омывают ноги, готовятся к молитве на расстеленных тут же ковриках.

Идет торговля. Продавцам, покупателям и просто прохожим нет никакого дела до полиции, некоторые и вовсе общаются с людьми в форме как со старыми знакомыми.

Находим начальника дежурящих тут правоохранителей, им оказался подполковник по имени Фадыль. Показываем аккредитацию, начинаем расспрашивать.

— А вы всегда такой большой группой патрулируете?

— Нет, просто сегодня тут должен быть митинг, вот и усилили меры, — отвечает он с улыбкой.

Он был не особо напряжен, сказал, что как только где-то в районе начнутся протесты, он нам сообщит. Мы попросили проехаться с ними, если что-то случиться.

— Не, в машинах с нами вам точно не надо находиться, а то кто-нибудь сфотографирует и потом зарубежные СМИ страшно подумать, какой чуши понапишут. Так что вон, такси поймаете и доедете, если вам так надо.

Прождали минут 30. Успело стемнеть. Потом оба джипа примерно с 14-16 полицейскими сорвались с места. Мы нашли Фадыля и спросили, что происходит.

— Есть информация, что митинг начался, ребята проверять поехали.

Еще через пару минут он сам к нам подошел, сказал, что информация подтвердилась и назвал адрес. Мы снова поймали тук-тук и уже минуты через четыре были на месте.

Два полицейских джипа стояли вдоль дороги, на которой сиротливо горела одна покрышка. Оказалось, что блюстителям порядка даже не пришлось никого разгонять — протестующих было человек 20 и при появлении «копов» они сразу разбежались. Кто-то из местных принес ведро воды и затушил покрышку. Полицейские уехали. Мы спросили у водителя тук-тука, может ли так получиться, что протестующие сейчас снова соберутся.

— Сейчас узнаем, — сказал он и достал телефон.

Оказалось, что у него знакомый участвовал в сегодняшнем митинге. Мы попросили водителя сообщить своему знакомому, что мы приезжие журналисты и хотим пообщаться с ним, узнать, чего хотят протестующие. После недолгого разговора по телефону водитель рассказал результаты.

— Протестующие разошлись по домам, общаться с вами отказались.

— А вы почему не выходите на протесты?

— Я был на мирных митингах в декабре. Власти тогда признали, что проблемы есть, обещали их решить. Сейчас они организовывают переговоры с представителями оппозиции, ищут пути решения проблем. Нельзя улучшить жизнь мгновенно, это понимают даже сами лидеры оппозиции, поэтому они призывают людей к мирному высказыванию мнения, а не к беспорядкам, как в прошлом месяце, сразу после мирных митингов. И я с ними согласен — ни к чему жечь покрышки и нападать на полицейских.

— Почему же тогда некоторые все-таки пытаются устроить беспорядки?

— Потому что кому-то это выгодно. Но, как вы видите, такие протесты проходят все реже и собирают мало участников. Большинство не поддерживает этого, люди хотят мирного решения проблем.

Мы обменялись номерами с Абдулом, так звали водителя тук-тука, и попросили его позвонить, если он вдруг узнает что-то о намечающихся или уже идущих протестах. Мы ехали домой. Район, в котором протесты закончились, толком не начавшись, жил своей жизнью, спокойной и мирной.

За те две недели, что мы здесь, нам удалось познакомиться с местными жителями из разных районов, но с общими чертами — это добрые и приветливые люди. Со всеми мы обменивались номерами и просили сообщать о протестах, однако за все это время нам звонили не раз, радостно сообщали, что все спокойно, звали пить чай. И судя по всему, жизнь в Хартуме снова вошла в мирное русло, а редкие попытки устроить беспорядки проваливаются, не находя поддержки у местных.

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий