Запахло порохом: чем Порошенко отплатит полякам за выборы

Несмотря на победные реляции своих противников в предвыборной гонке, Петр Порошенко не собирается сдаваться — и после венгров Закарпатья положил свой глаз на многочисленную польскую диаспору на Украине.

Однако традиционной гречкой и обещаниями светлого будущего здесь не обходится — на кон поставили более весомые аргументы…

Новая неделя действующему президенту Украины на первый взгляд не принесла ничего хорошего — итоги свежего опроса социологической группы «Рейтинг», проведенного в период 9–15 марта 2019 г., пророчат комику Зеленскому 24,5% симпатий и непотопляемой Тимошенко 18,8% голосов — а Порошенко при этом отводят весьма скромное третье место, всего 17,4%.

Плюс аппетит гаранту основательно подпортили боевики «Национального корпуса», устроившие в последние дни под радостные вопли «Петю геть!» акции массовой охоты на действующего президента. И опубликованные рейтинги только добавили эйфории дебильно-восторженной толпе «национально озабоченных». Однако так ли однозначен проигрыш Петра Порошенко?

15 марта 2019 г., аккурат к окончанию работы социологов из группы «Рейтинг», президент Украины посетил Закарпатье — всё согласно ранее достигнутым непубличным договоренностям советника Порошенко Игоря Грынива и лидера местной венгерской общины Василия Ласло-Брензовича.

К приезду пока еще действующего президента муниципальные власти устроили явную показуху — согнали бюджетников, подлатали асфальт на дорогах и даже — и смех, и грех! — украсили выбоины горшочками с цветами. В ответ Порошенко, как бы расчувствовавшись, пообещал закарпатским элитам прекратить на них наезды украинских силовиков и фискалов — и даже возобновить в полном объеме работу международного аэропорта «Ужгород».

Однако итог этого постановочного спектакля вполне весом — по данным соцопроса фонда «Демократические инициативы» им. Кучерива и компании Ukrainian Sociology Service, Петр Порошенко вместе с Юрием Бойко и Анатолием Гриценко на Закарпатье набирают по 6% голосов каждый.

На самом деле это много: потому что во втором туре, учитывая почти полное равнодушие местных жителей к выборам, эти голоса автоматически перекочуют к Порошенко, обеспечив ему не менее 18% симпатий в Закарпатской области — против 10% голосов за Тимошенко.

Вот вам и немногочисленная венгерская диаспора в 156 тыс.человек — или 0,3% от населения Украины!

А вот второй после украинских венгров является сопоставимая с ними по численности польская диаспора, которая насчитывает 144 тыс. человек.

И именно с ней уже сейчас активно работает окружение Порошенко — причем по сценарию, в чем-то схожему с закарпатским.

Весь прошлый год был ознаменован чередой скандалов Киева не только с Будапештом — но и с Варшавой. И в свете предвыборных приемов Порошенко на Закарпатье многие несостыковки получают свое ясное и прозрачное объяснение.

Рецепты предвыборных технологий Банковой в общем-то довольно просты — это игра в хорошего и злого полицейского: это когда один пугает и отбирает, а второй наоборот, успокаивает и возвращает, как говорится, всё взад.

В итоге полицейские абсолютно ничего не теряют — но вот жертву обрабатывают так, что она готова на всё. При этом надо понимать, что в роли «хорошего полицейского» выступает сам Петр Алексеевич — а вот кому досталась роль «мальчиша-плохиша»?

И, как это ни смешно, таких «плохишей» на самом деле несколько — как минимум два.

Прежде всего это «кровавый пастор» и по совместительству Глава СНБО Украины Александр Турчинов, полностью контролирующий работу СБУ, а также бывший «комендант майдана», а ныне целый спикер Верховной Рады Андрей Парубий. Причем оба со своей запятнанной кровью биографией идеально подходят на роль «плохих полицейских» — и, соответственно, пугала для несговорчивых.

А теперь внимательно следим за руками… На протяжении прошлого года Верховная Рада неоднократно принимала решения, закручивающие гайки в отношении не только культурно-языковой, но и вообще какой бы то ни было самобытности т. н. «национальных меньшинств» Украины — а любые попытки протеста тут же подавлялись силовыми методами.

В отношении венгров Закарпатья СБУ массово возбуждала уголовные преследования, вносила активистов на скандальный сайт «Миротворец» — а подотчетная Порошенко и Гройсману ГСФ (Государственная фискальная служба) моментально наехала на венгерский правительственный фонд Эгана с бюджетом в 100 млн. евро под предлогом, что гранты из Будапешта не только используются для разжигания антиукраинских настроений, но еще на них имеется недоимка в размере 20% налогов в пользу киевской власти.

И вдруг — резкий разворот назад в отношениях между столицами Украины и Венгрии, закончившийся визитом Порошенко в Закарпатье и временным примирением с местными элитами.

А что мы видим в ситуации с польской диаспорой в самой «незалежной» стране мира? Да, практически, все то же самое — только вместо пугала скандального языкового закона Верховная Рада и силовые структуры Украины использовали совершенно другой кнут.

В отличие от Будапешта, массово раздающего заграничным соотечественникам свои паспорта, процедура получения которого подразумевает принесение присяги Венгрии, Варшава действует более тонко — и раздает на территории Украины всего лишь т. н. «карты поляка».

Официальная цель такого документа весьма благая — поддержка родственных, этнических и языковых ценностей польского народа в странах СНГ и Балтии.

Однако права своему обладателю «карта поляка» дает весьма немалые — например, бесплатное получение долгосрочной национальной визы, дающей право на многократное пересечение границ Польши без предоставления дополнительных документов, что полностью нивелирует наличие или отсутствие т. н. «безвиза» в украинской внешней политике.

Помимо этого, владелец «карты поляка» имеет право легально работать на территории Польши без получения специального разрешения на работу — или заниматься предпринимательской деятельностью на тех же основаниях, что и польские граждане.

Кроме того, владелец «карты» может пользоваться бесплатной системой образования и медицинской помощи в Польше — и в качестве бонуса имеет право на финансовую помощь из польского бюджета, а также 37% скидки на железнодорожный транспорт на территории этой страны, что для украинских нищих гастарбайтеров является значительным денежным подспорьем.

Всего же по сентябрь 2018 г. гражданам Украины МИД Польши выдал 102 тыс. «карт поляка» — что полностью сопоставимо со 100 тыс. венгерских паспортов в Закарпатье как в абсолютном, так и в процентном исчислении.

Т. е. 2/3 как венгерской, так и польской диаспоры охвачены этими программами — однако, в отличие от Будапешта, нарвавшегося на дипломатический скандал с Киевом осенью 2018 г., к Варшаве юридически подкопаться невозможно.

Также нереально разозлить украинских поляков и языковым вопросом — все они компактно живут в нескольких областях Западной Украины и практически полностью натурализовались из-за близости польского и украинского языков.

Свое недовольство этнические украинские поляки, как, впрочем, и этнические галичане, реализуют «голосованием ногами» — по данным газеты Rzeczpospolita, на конец 2018 г. в Польше находилось 2 млн. украинских заробитчан, т. е. в 20 раз больше, чем обладателей «карты поляка».

Кроме того, министр инвестиций и развития Польши Ежи Квециньски в интервью радио «Свобода» в 2018 г. заявил, что правительству страны, чтобы сохранить нынешние темпы экономического роста, в ближайшие годы потребуется привлечь от 3 до 5 млн работников различных специальностей — среди которых поляки видят прежде всего украинцев.

И вот эти цифры — 2 млн. уже лояльных Польше украинских граждан и еще 3–5 млн. готовящихся к этому — уже не шутка: это весьма лакомый и значительный электоральный куш, на который и положил глаз Порошенко со своим окружением.

И вместо силовых и фискальных структур Украины Петр Алексеевич бросил в бой Верховную Раду, которая будто бы ни с села, ни с города решила раззадорить Варшаву давно избитой темой «героизации» украинских националистов.

И Польша, весьма трепетно относящаяся к своей истории, ответила симметрично — зимой 2018 г. польский Сейм принял закон о собственном Институте национальной памяти, созданном в противовес скандальному детищу Вятровича.

Причем в рамках этого закона прозвучали не только такие жесткие для киевского слуха фразы как «украинские националисты» и запрет «бандеровской идеологии» — но и взорвавшее интернет определение западных областей Украины как «Восточная Малопольша».

Дальше всё разворачивалось по сценарию, сходному с венгерским вопросом — взаимные обвинения двух сторон, дипломатические скандалы и крикливый шум в СМИ.

И, кто бы сомневался, словно по команде сверху националисты обеих стран устроили яркие уличные шоу, чтобы подлить медийного топлива в искусственно раздуваемый конфликт.

Но сам Петр Алексеевич при этом как бы дистанцировался от происходящего, переложив роль «плохишей» украинской политики на своих коллег — и весной, и летом 2018 г., в самый разгар украинско-польского политического кризиса, сигнализировал трусами о «налаживании диалога с Польшей».

При посещении Мемориала памяти украинцев, которые погибли на Волыни от рук польских крестьянских батальонов и подразделений Армии Крайовой в 1944 году, Порошенко пустил крокодилью слезу и даже посетовал: «Страшные страницы прошлого польского и украинского народов не должны быть определяющими ни для настоящего, ни для нашего общего европейского будущего…»

При этом, что характерно, в Луцке на открытии этого мемориала, посвященного Волынской трагедии, президент Украины был вместе… с президентом Польши Анджеем Дудой!

Как же так?

Дипломатические ведомства двух стран обвиняют друг друга во вражде, парламенты обоих государств изгаляются во взаимных пакостях с подтасовкой истории, националисты с обеих сторон устраивают угрожающие шествия — а президенты мило чирикают вместе про общее будущее? Интересно получается — паны даже и не ссорятся, а вот чубы у холопов все равно трещат!

И вот после всей этой вакханалии в украинско-польских отношениях — снова резкий, на 180 градусов, разворот в риторике! Что лишний раз доказывает абсолютную управляемость искусственно раздутого конфликта.

19 марта 2019 г. официальный рупор Варшавы газета Rzeczpospolita опубликовала статью с неожиданным заголовком «Новый диалог с Украиной», в котором вновь назвала Киев… «ключевым польским партнером»!

А выходу этой громкой публикации предшествовал еще ряд событий, который прошел совершенно незаметно как для рядового обывателя, так и для нарциссично влюбленных в себя конкурентов действующего украинского президента.

17 января 2019 г. Конституционный Суд Польши выдал решение относительно поправок в закон об Институте Национальной Памяти, где существенно смягчил формулировки, неприятные для нынешней украинской власти. А 22 января на Всемирном форуме в Давосе произошла встреча двух президентов — Петра Порошенко и Анджея Дуды.

И, видимо, эти воркующие голубки украинско-польской политики договорились о чем-то между собой — потому что уже через месяц, 23 февраля 2019 г., МИД Польши призвал Украину улучшать отношения со своими соседями, явно намекая на себя.

И за Петром Алексеевичем, естественно, не заржавело — как раз в эти самые дни, 22—23 февраля, Порошенко в Люблине принимал участие… в визите президента Литвы в Польшу! Не совсем, правда, понятно, чей это был все-таки визит — президента Литвы, президента Украины, или совместный визит?

Тут, как говорится, без пол-литра не разберешься — но Петр Алексеевич умеет разбираться именно в таких вопросах.

И вот на этом маловразумительном по статусу мероприятии президентская троица очень мило обсудила вопросы, связанные с еще одним аббревиатурным недоразумением, звучащем как ЛИТПОЛУКРБРИГ — т. е. литовско-польско-украинской бригады имени великого гетмана Константина Острожского.

Но зато тема была очень ясной и понятной — поставки вооружений на Украину и участие польских и литовских военных в конфликте на Донбассе.

А втихую, не для прессы, обсудили еще один вопрос — поддержку Порошенко на предстоящих выборах, задействуя как ресурс украинских заробитчан в Польше и Литве, так и польскую диаспору на Украине.

Ну и как бы совсем случайное совпадение — в конце зимы польская правящая партия «Право и справедливость» вдруг вознамерилась увеличить денежную помощь полякам, живущим за пределами страны, в частности, на Украине.

Возникает вопрос — а за что, собственно говоря, такой аттракцион неслыханной щедрости?

Итого, подбиваем результат: общественность обеих стран, Польши и Украины, после затянувшегося конфликта облегчено выдохнула — потому что интерес друг в друге у государств на самом деле взаимный. Поляки нуждаются в рабочих руках — а украинцы, в свою очередь, в рабочих местах. Это то, что лежит на поверхности.

А вот то, что спрятано под скатертью — за поддержку на выборах президента Украины платить будут. Причем поддерживать будут Порошенко — а раскошелится при этом Варшава.

Ну и финансово-политический взаимный интерес решили закрепить, что называется, намертво — поляки будут участвовать в т. н. «ООС» на Донбассе, оплачивая своими жизнями авантюры власть предержащих.

А как показывает опыт, никто так не голосует хорошо на выборах, как замазанные кровью подельники…

Правда, чем все-таки в дальнейшем придется платить Петру Порошенко за свою блестяще проведенную предвыборную комбинацию, действующий пока президент не задумывается. А зря…

Потому что 18 февраля 2019 г. т. н. «коалиция польских патриотов и христиан» подала петицию в поисках помощи от президента США Дональда Трампа в обеспечении репараций Польше за Вторую мировую войну.

В тексте, который уже набрал 6,5 тыс. голосов поддержки, в частности, сказано: «Огромные потери, нанесенные Польше Советской Россией, которая оккупировала почти половину территории страны и в конечном итоге поработила ее под марионеточным государством коммунизма, также огромны…»

Только фокус в том, что упомянутая в документе «оккупированная» половина Польши сейчас является территорией Западной Украины.

Может, именно это и является со стороны Польши и стоящих за ней США настоящей ценой поддержки Порошенко на предстоящих выборах?

Читайте также: Порошенко обвинил Россию в торможении украинского метрополитена

Михаил Романенко, специально для «Русской Весны»

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий