Жизнь на линии фронта: район Донецкого аэропорта пять лет спустя

Поселок Октябрьский относится к той части Донецка, которую иногда обобщают словом «Завокзалье» — то, что расположено на самой окраине города между железнодорожным вокзалом и аэропортом имени Прокофьева.

Жители этих улиц 26 мая 2014 года одними из первых встретили войну, когда украинская авиация открыла массированный огонь не только по ополченцам, находившимся на территории воздушной гавани, но и гражданским лицам на улицах поселков Октябрьский, Веселое, Спартак.

Подписывайтесь на нашу группы в Facebook и ВКонтакте, а также блог Дзен

Как и по всей республике, в тех населенных пунктах, где прошла или идет по сей день война, жители делали свой выбор практически сразу. Одни уезжали, другие оставались, и, несмотря ни на что.

«А куда уезжать? Даже не куда, а зачем? Я здесь много лет назад еще дом построил, жил с семьей. Почему я должен куда-то уезжать?», — возмущается Александр, житель прифронтового Веселого.

Появляться в кадре мужчина наотрез отказывается. Во-первых, потому что он хоть и остался, но некоторые его родственники уехали на Украину. Во-вторых, еще с того самого 2014 года у Александра стремление не оказываться на виду: возвращаясь домой, мужчина попал под снайперский огонь. Убивать украинский солдат, вероятнее всего, не хотел, а только лишь поиздеваться над несчастным человеком.

«Когда они там стояли, сюда работали. Фары горят, ночью кто-то едет, и они просто по фарам работают», — вспоминает те дни житель посёлка Октябрьский Максим.

Он, как и многие другие, самый сложный период провел здесь. Одним из самых страшных эпизодов мужчина называет, когда по утрам приходилось выносить с улиц людей, погибших за ночь: сгоревших в автомобилях, расстрелянных прицельным огнем, убитых осколками снарядов.

«Тут страшно, что было. Трупы лежали, на одеялах носили», — подтверждает его слова Татьяна, также жительница Октябрьского.

Для женщины самым ужасным днем остается 26 апреля, и крики детей, бегущих от украинских вертолетов. В тот день еще продолжались занятия в школе, и большинство людей не могли себе даже представить, что по мирному еще городу будет нанесен авиационный удар. Хотя к тому времени уже полным ходом шли бои в Славянске, Краматорске и других городах.

«Дети заканчивают урок. Я не пойму, что за гул. Выхожу, дети бегут, кричат, а у меня эти вертолеты над газовой трубой, без опознавательных знаков. И он стреляет, а дети орут и бегут. А бывало такое, что за тобой просто охотятся», — рассказывает о том дне Татьяна.

Сегодня в населенных пунктах, примыкающих к аэропорту имени Прокофьева относительное затишье. На фоне 2014-2015 годов и вовсе тишина. За несколько часов нашего пребывания в Октябрьском и по дороге между поселками только несколько раз были слышны выстрелы из стрелкового оружия. Однако местные жители призывают не доверять этому затишью.

«Стреляют, всё равно стреляют», — качает головой Максим.

Мужчина проводит нас по улицам поселка, показывает разрушенные дома и рассказывает истории некоторых из них. Сейчас, к счастью, массовых разрушений прошлых лет нет, но и забыть о том, что война продолжается, никому не дают. Особенно по ночам.

Однако поселки снова оживают, многие люди возвращаются, и уже сегодня, идя по улице, утопающей в зелени деревьев, в цветах, распустившихся на клумбах, на какие-то мгновения вдруг не верится, что рукой подать отсюда до позиций ВСУ, которые всегда в полной готовности открыть огонь по этим самым цветам. Но люди возвращаются.

«В ноябре 15-го года первый раз мы сделали перепись. Полторы тысячи людей вышли на Октябрьском. На данный момент имеем больше 22 тысяч», — уточняет Максим.

Люди возвращаются, восстанавливают разрушенное, обживаются заново. И озвучивают одно желание на всех: скорейшее окончание войны. Другой мечты здесь пока нет.

#новостиновороссии

Читайте также: Новости ДНР.

admin

Добавить комментарий